Курс лекций Римское право


 

римское гражданское

ПРАВО

Курс лекций

 

 

 

Введение

   Реформирование гражданского законодательства, вызванное переходом к рыночной экономике, вновь подтвердило как значение многих фундаментальных понятий и принципов правового регулирования, тщательно разработанных и опробованных еще в римском праве, так и необходимость их использования в законотворческой и правоприменительной практике.

Значение римского права определяется его огромным влиянием не только на последующее развитие права, но и на развитие культуры в целом. Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и покупатель, договор, обязательство и т.д.).

   Целью изучения данной дисциплины является овладение студентами знаний в области правового положения субъектов в имущественных отношениях, брачно-семейных отношений, отношений, связанных с собственностью и другие права на вещи; наследственных отношений; вопросов защиты частных прав.

   Задача изучения курса «Римское гражданское право» состоит в том, чтобы сформировать у студентов юридическое мировоззрение, т.е. способность видеть тот или иной факт через призму права, в его юридической интерпретации, включая вопрос о соответствии или противоречии закону.

   В рамках курса «Римское гражданское право» изучается частное право римского государства, которое включает в себя комплекс личных прав. Особенность имущественных прав состоит в том, что ими можно распоряжаться, т.е. они могут быть и являются объектами хозяйственного оборота. Личные же права абсолютны, они не отчуждаемы и существуют постольку, поскольку существует их носитель (права супругов, ро­дителей, детей и т.п.), поэтому личные права и их субъекты неотделимы друг от друга.

   Римское право оказало могущественное влияние на дальнейшее развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности. Институт частной собственности является едва ли не основным в системе римского частного права. Таким образом, вопрос о сущности права собственности, в связи с этим, приобретает весьма важное значение для успешного и осмысленного изучения всей системы правовых учений в древнем Риме. Высокая культура правотворчества, юридической техники, совершенство формулировок, соединение консерватизма и стабильности норм с прогрессивностью и мобильностью, правотворчество на основе живой практики, создание эффективного механизма правореализации и правозащиты - эти характерные черты римского права и сегодня могут служить законодателям примером для подражания. Римское право способствует преодолению узости национального правопорядка и юридического провинциолизма, учит критически мыслить, соизмерять уровень собственной правовой системы с иными системами, пробуждает дух творчества, без чего невозможно истинное правопонимание и правоприменение. Римское право, отличающееся четкостью определений, хорошей юридической техникой сможет помочь современному юристу в приобретении навыков четко отграничивать и формулировать юридические категории.

 

 

 

ТЕМА 1. Понятие и предмет римского гражданского права.

1. Понятие римского права. Отличие частного права от публичного. Основные институты римского права.

2. Система римского права: цивильное право, право народов, преторское право. Процесс постепенного сближения и слияния этих систем.

3. Систематизация римского права.

4. Роль римского гражданского права в истории права и правовых учений. Рецепция римского права.

 

I.    Римское право - это система рабовладельческого права Древнего Рима, получившая наибольшее развитие в эпоху "принципата" (первые три века нашей эры – период классического римского права).

      Предметом изучения «Римского гражданского права » являются важнейшие институты имущественного права (а в связи с ним также семейного права) периода принципата, а также периода абсолютной монархии (с конца III в. до середины VI в. н.э. включительно).

Римское право включает две части:

• публичное право (jus publikum);

• частное право (jus privatum).

   В III веке н. э. эти два понятия теоретически разграничил юрист классического периода Ульпиан: «Публичное право есть то, которое относится к положению римского государства, частное – которое относится к пользе отдельных лиц ». Таким образом, критерием различия областей частного права и публичного права, по мнению Ульпиана, служит характер интересов, защищаемых правом: к области публичного права принадлежат нормы права, ограждающие интересы государства, к области частного права – нормы, ограждающие интересы отдельных лиц. Ульпиан указывал, что публичное право включает в себя «святыни, служение жрецов, положение магистратов», т.е. сюда относятся нормы, определяющие правовое положение государства и его органов и регулирующие их отношения с частными лицами. Отношения же отдельных индивидов между собой регулируются частным правом, поэтому нормы его воплощаются в институтах семейного права, а также в институтах, связанных с производством, обменом вещей и услуг: собственность, наследование, обязательства и т.п.

   Частное право включает в себя комплекс имущественных и комплекс личных прав. Особенность имущественных прав состоит в том, что ими можно распоряжаться, т. е. они могут быть и являются объектами хозяйственного оборота. Личные же права абсолютны, они неотчуждаемы и существуют постольку, поскольку существует их носитель (права супругов, родителей, детей и т. п.), поэтому личные права и их субъекты неотделимы друг от друга.

   Частное право отличается от публичного также и тем, что субъекты его, в соответствии с уполномочивающим и диспозитивным характером норм, автономны в своих действиях (непосредственная регулирующая деятельность государства здесь ограничена): собственник вправе защищать свое имущество или не защищать, содержание договора устанавливается сторонами, интересы лица защищаются лишь по его требованию и в пределах заявленного притязания. В публичном праве нет места подобным альтернативам, например, его субъект не может сам определять, платить налоги или не платить: императивные нормы действуют независимо от воли частного лица. Вместе с тем нельзя считать, что весь массив частного права формируется исключительно уполномочивающими и диспозитивными нормами. Напротив, в него включаются и императивные номы, но суть заключается в том, что они не являются определяющими. Автономия субъектов частного права не беспредельна, границы ее очерчиваются публичным правом: «Частные соглашения не могут изменить предписаний публичного права».

   Особенности норм публичного права:

императивные (повелительные, безусловно обязательные) – содержали властные предписания, отступления от которых не допускались;

общеобязательные – предписывали совершать положительные действия;

повелительные – приказывали совершать определенные действия.

   Особенности норм частного права:

уполномочивающие – предоставляли участникам возможность самим определять складывающиеся отношения, совершать определенные действия; устанавливались сторонами (участниками договорных отношений);

условно – обязательные – могли возникнуть в процессе деятельности, а могли и не возникнуть;

диспозитивные – предоставляли участникам отношений возможность самим решать вопрос об объеме и характере прав и обязанностей.

   Сфера действия частного права в Риме была весьма широка. Гражданско – правовыми считались и некоторые их отношений, признаваемых в других правопорядках публично – правовыми: например, кража рассматривалась в римском праве как частное правонарушение (delictum privatum), тогда как во всех позднейших формациях кража признается уголовным преступлением, т.е. относится к публичному праву.

   Частное римское право содержало стройную разработанную систему норм, регулирующих различные виды имущественных и иных отноше­ний, и вследствие этого оно стало предметом анализа и изучения не только в научных кругах, но и в учебном процессе.

Основные институты римского частного права:

правовой статус лица в Древнем Риме;

правовое положение субъектов в имущественных отношениях;

брачно – семейные отношения;

вопросы защиты частных прав;

вещные права;

обязательственное право;

наследование.

 

2.   В настоящее время термин «частное право» сохранился в ряде буржуазных государств, в особенности там, где имеется различение гражданского и торгового права. В этих государствах (например, Франция, Германия) частное право включает в себя главным образом: гражданское право, торговое право.

   В область гражданского права входят нормы, регулирующие имущественные правоотношения автономных субъектов оборота, не являющиеся торговыми, а также семейные правоотношения и некоторые личные права, а в область торгового прав – нормы, регулирующие специальные взаимоотношения купцов и торговые сделки. В государствах, где нет особого торгового права (Республика Беларусь в их числе), говорят обычно просто о гражданском праве.

    Говорить о римском гражданском (частном) праве как единой системе права было бы исторически неверно. В республиканский период римской истории римское гражданское (частное) право развивалось в виде параллельных систем ius civile и ius gentium, тогда же стала складываться получившая окончательное развитие в эпоху принципата система преторского права.

   Необходимо отметить, что Рим не знал термина «гражданское право» в указанном выше значении. В латинском языке слову «гражданский» соответствует слово civilis. Однако ius civile в римском праве по своему содержанию не соответствует современному термину «гражданское право». Римский термин ius civile (цивильное право) имел ряд значений: а) исконное национальное древнеримское право, распространяющее свое действие исключительно на римских граждан – квиритов; поэтому оно также именуется квиритским правом. В этом смысле цивильное право противопоставляется «праву народов» (ius gentium), действие которого распространялось на все римское население (включая так называемых перегринов – чужеземцев, как не состоявших в подданстве Рима, так и римских подданных, не получивших не римской, ни латинской правоспособности).

   Рим был государством рабовладельческим. Классу рабовладельцев противостоял класс рабов. Раб был вещью, находившейся в собственности господина, и никаких прав не имел. Права предоставлялись лишь свободным людям, и одной их основных задач римского частного права являлось закрепление за рабовладельцами неограниченной возможности эксплуатировать рабов. Коренное противоположение свободных и рабов, бесправие рабов являлось важнейшим принципом римского частного права, проходящим через всю его историю.

   Но не все и свободные люди являлись, особенно в древнейший период Рима, субъектами частного права. Первоначально полноправными признавались лишь римские граждане. Все, не входившие в римскую общину, рассматривались как бесправные. Они считались «врагами», которые не пользовались никакой защитой, которые могли быть уничтожены или обращены в рабство. Такое положение характерно для замкнутого хозяйства древней общины. Лишь развитие производства и обмена, расширение торговли с соседними государствами влекло за собой, весьма постепенно, расширение круга лиц, являвшихся субъектами частного права в римском государстве.

   Этот процесс шел двумя путями. С одной стороны, по мере роста территории римской державы и завоевания соседних государств, происходило включение в римское государство ряда чужеземных общин; тем самым непрерывно увеличивалось количество римских граждан. К началу н.э. римская империя включала в свой состав самые разнообразные муниципии, колонии, общины, провинции. Римское гражданство потеряло свои прежние, узко национальные, черты. С другой стороны, развитие торговли с другими народами вызвало необходимость признания и за купцами других стран основных частных прав, которые необходимы для торгового оборота: права собственности, права вступать в договоры и требовать исполнения договора путем судебного иска и т. п. Это предоставление прав чужакам достигалось главным образом не путем распространения на не римлян норм, исконно регламентировавших частные права римских граждан, но путем выработки претором для взаимоотношений римлян и не римлян (перегринов) и не римлян между собой, особой системы частного права – «права народов».

    Поскольку «право народов» регулировало имущественные отношения, возникавшие и между перегринами, и между римскими гражданами, и между теми и другими, оно представляло собой разновидность римского гражданского права. Надо заметить, что тем же термином ius gentium римские юристы обозначали и представлявшуюся им более широкой философскую категорию – право, общее для всех народов; полагая, что сюда входят правила, подсказываемые самой природой человека, они употребляли для обозначения этой категории также выражение ius naturale, естественное право. Право народов являлось неоднородным по своему составу: оно включало в себя как нормы, взятые из исконного римского права, так и нормы, заимствованные из права других народов (в частности из греческого права) и доказавшие свою жизненность и пригодность для регулирования оборота. Можно сказать, что ius gentium вмещало в себя все значительное , что выработал античный мир в области правовых институтов, связанных с торговлей. Так создавался дуализм цивильного права и права народов, кончившийся победой ius gentium над исконным национальным римским правом.

   Ius civile в других случаях противопоставлялась той системе права, которая сложилась в практике преторов (и некоторых других магистратов) и именуется преторским правом (ius praetorium или honorarium). В этом противопоставлении цивильное право обозначает нормы права, исходящие от народного собрания, позднее – сената. Преторское право было вызвано к жизни развитием экономики, ростом рабовладения, сосредоточением в руках господствующей верхушки рабовладельческого класса торгового и ростовщического капитала и крупной земельной собственности. Рост групп рабовладельцев – ростовщиков и землевладельцев сопровождался обострением классовых противоречий. Все эти новые социально экономические условия делали старые постановления цивильного права недостаточными и с количественной и с качественной стороны. Эти постановления нужно было пополнять и даже исправлять. Эта работа легла на судебных магистратов, главным образом – претора. Она совершалась постепенно, В результате получился ряд институтов, разработанных преторами преимущественно путем эдиктов и снабженных созданными ими новыми средствами защиты.

   С течением времени системы ius civile и ius gentium стали сближаться. Обе эти системы при практическом применении находились в постоянном взаимодействии; наблюдалось взаимное влияние одной системы на другую. Более значительным было влияние права народов на цивильное ввиду того, что первой системе, впитавшей в себя нормы более развитых народностей, не был в такой степени свойствен формализм, характерный для исконного цивильного права, и она больше отвечала потребностям хозяйственной жизни страны. Одним из каналов, по которым осуществлялось влияние ius gentium, служили преторские эдикты; нередко начало ius gentium (например, признание юридической силы за некоторыми неформальными договорами, проникало в цивильное право.

   Имело место и обратное влияние: некоторые нормы цивильного права проникали в систему ius gentium (например, по законам XII таблиц нормы о краже не распространялись на перегринов; в практике эти нормы стали применяться и к перегринам).

   В классический период различие ius civile и ius gentium все же сохраняло некоторое значение, хотя и утратило остроту, в особенности после издания эдикта Каракаллы (212 г.н.э.), по которому провинциалы получили права римского гражданства. При Юстиниане (середина VI в.н.э.) ius civile и ius gentium составили единую систему права, в которой преобладало ius gentium как более развитое.

   Также постепенно шел процесс сближения ius civile и ius praetorium. Преторский эдикт, не отменяя формально норм цивильного права, указывал пути для признания новых отношений и этим становился формой правообразования. Давая средства защиты вопреки цивильному праву (или хотя бы в дополнение цивильного права), преторский эдикт создавал новые нормы права. Особенностью правотворчества преторов (и др. магистратов) было то, что они, не имея законодательной власти, тем не менее, создавали в порядке руководства судебной деятельностью новые нормы и институты права, вытеснявшие старые цивильные нормы и институты. Нормы преторского права, переходившие из эдикта в эдикт, получали значение обычного права и воспринимались цивильным правом. Со II в.н.э. (одобрение императором Адрианом окончательной редакции «постоянного эдикта» и объявление его постановлением сената неизменным) правотворческая деятельность преторов и др. магистратов прекратилась, и противоположность цивильного и преторского права стала утрачивать значение. Формально различие двух систем – цивильного и преторского права просуществовало вплоть до Юстиниана (VI в.н.э.)

   Таким образом, гражданскому праву (в современном смысле) в Риме более или менее соответствовала совокупность всех трех названных систем – цивильного права, права народов, преторского права. В качестве единого термина для всей этой совокупности наиболее подходящим является ius privatum, частное право.

 

3.   Систематизация римского права - это определенный порядок группировки (расположения) правовых норм частного римского права. В теории выделяют две системы группировки правовых норм:

пандектная,

институционная.

   Пандектная система включает один общий и четыре специальных раздела:

вещное право;

обязательственное право, семейное право;

наследственное право.

Такая система была характерна, например, для германского частного права и действовала в Германии в XVI - XIX веках.

Римское же частное право было построено по институционной системе.

   В институционной системе отсутствует общая часть, а специальные разделы делятся на следующие группы:

субъекты права;

вещное право;

обязательственное право;

наследственное право.

   Очевидно, что институционная система уступает пандектной как с точки зрения юридической техники (совершенства), так и по существу.

   Однако система римского частного права постоянно развивалась, совершенствовалась и в связи с этим остается ценным источником для изучения и использования.

Римское частное право в своем развитии прошло три этапа:

Первый этап: период доклассического римского права, который начинается с древнейших времен и заканчивается в I веке н. э. На данном этапе римское право служило в основном для регулирования патриархальных общественных отношений.

Второй этап: период классического римского права, который начинается с I века н. э. и продолжается до конца III века н. э. На данном этапе римское частное право достигло своего наивысшего развития ("расцвета") и было приспособлено для регулирования развитых товарно-денежных отношений.

Третий этап: период абсолютной монархии, начавшийся с конца III века н. э. и продолжавшийся до конца VI века н. э. На данном этапе происходила в основном систематизация и кодификация норм римс­кого частного права.

4.   Когда-то римское право называли «писаным разумом». Разумеется, современное частное право ушло далеко вперед в регламентации сферы имущественных отношений, особенно торгового (комерческого) оборота. Однако и многие новейшие юридические конструкции складываются из основных, элементарных понятий и категорий, разработанных именно в римском праве. С этой точки зрения римское право продолжает оставаться основой для изучения гражданского законодательства и базой для подготовки квалифицированных юристов.

   Значение римского права определяется его огромным влиянием не только на последующее развитие права, но и на развитие культуры в целом. Именно в Древнем Риме были впервые сформулированы основные понятия и положения права, разработана стройная и логически выверенная система регулирования как вещных, так и обязательственных правоотношений, существовала высокая юридическая техника законов и эдиктов, имелась обширная юридическая практика и т. д.

   Ф.Энгельс говорил, что «римское право является настолько классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений».

   Эти особенности римского права способствовали тому, что, когда развивающаяся промышленность и торговля средневековой Европы потребовали более совершенной правовой надстройки, когда феодальные нормы обычного права перестали удовлетворять требованиям жизни, произошел процесс рецепции римского права (рецепция римского права - это использование (заимствование) его положений другими государствами более позднего периода. Рецепция является одним из проявлений преемственности в праве). Особенно сильно римское право повлияло на формирование германской правовой системы.

      Войдя через рецепцию в практику средневековых государств, римское право пропитало собой затем и последующие кодификации гражданского права

 

 

ТЕМА 2. ИСТОЧНИКИ РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

1. Понятие и виды источников римского частного права.

2. Обычное право - "неписаное право".

3. Закон - "писаное право".

4. Эдикты магистратов и их значение для выработки новой системы права.

5. Деятельность юристов. Значение римской юриспруденции для формирования и развития права.

6. Систематизация (кодификация) римского частного права.

 

1   Источники римского частного права - это способы (формы) выражения и закрепления правовых норм римского частного права.

   Общая концепция римской правовой культуры предусматривала, что содержание требований права предоставляется, во-первых, собственными для данного народа установлениями, или правом гражданским в широком смысле, во-вторых, - согласованностью с естественным разумом общежития, общим для всех народов, или правом общенародным ius gentium . Если первое считается главным источником политических и семейных установлений, то вторым «введены» почти все договоры, оно служит основой для организации коммерции, оборота и т. д. Собственное данного народа право может состоять из писанного и из неписанного; к последнему преимущественно относится обычай. Естественное право считается неизменным, т.к. оно установлено «Божественным провидением». В отличие от него право гражданское, или установленное народом, может изменяться. Это писанное и изменяемое право и может считаться источником норм права в собственном смысле. Внутреннее подразделение, принятое в римской юриспруденции, отражало далее уже различия по форме образования этих норм:

обычное право;

закон ( в республиканский период – постановления народного собрания;

в эпоху принципата – сенатусконсульты, постановления сената, которыми прикрывалась воля принцепса;

в период абсолютной монархии – императорские конститьуции);

эдикты магистратов;

деятельность юристов.

   По кругу субъектов, на которых распространялось римское частное право, можно выделить:

• источники цивильного права;

• источники преторского права.

   Цивильное право действовало только в отношении римских граждан.

Однако в связи с тем, что со временем римляне все больше стали вступать в деловые контакты с не гражданами Рима, возникла необходи­мость в правовом регулировании данных отношений. Это достигалось путем издания специального акта особым должностным лицом Древнего Рима - претором. В данном акте излагались правила, которые подле­жали применению в отношениях между римлянами и чужестранцами. Совокупность таких правил (актов) и образовывала преторское право.

   К концу VI века н. э. различие между цивильным и преторским правом практически исчезло.

 

2    Обычное право - это совокупность неписаных правил поведения (обычаев), которые сложились в Древнем Риме в результате их неоднократного традиционного применения и санкционирования государством.

В отличие от простого обычая обычное право признается государством и им же защищается.

   Обычное право является самой древней формой образования и выраже­ния римского частного права. Обычаи складывались в практике предков, жрецов, магистратов и др. Обычаи признавались источником права в том случае, если отсутствовали конкретные требования, выраженные в других формах. Однако не всякий обычай мог признаваться имеющим правовую силу. Обычай не должен был противоречить закону. Подразумевалось, что он его дополняет и, оживляет. Безусловным считалось, что обычай не в силах отменять указания закона.

    Для своего признания в качестве правового требования, т. е. дающего основание для защиты судом, обычай должен отвечать некоторым дополнительным критериям:

1) он должен выражать продолжительную правовую практику, во всяком случае, в пределах жизни более одного поколения;

2) он должен выражать однообразную практику – причем безразлично, действия или бездействия;

3) он должен воплощать неотложную и разумную потребность в именно правовом регулировании ситуации, т.е. далеко не все обыкновения даже коммерческого оборота могут составить правовое требование обычая (например, не создают такого обыкновения «давать на чай », разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. д.)

4) специфику правового применения обычая составляло то, что ссылающийся на обычай должен сам доказывать факт его наличия; обычай не презюмировался в суде, а доказывался.

   Важную особенность римского правового обычая составила, особенно в классическом праве, неразрывность понимания обычая с нравами. Предписания обычая – это «молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами». В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования.

 

3.   Развитие Древнего Рима потребовало более определенных и динамичных форм правообразования.

   На место обычного права пришел закон - "писаное право". Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е., так или иначе, воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы. Законом считалось постановление, принятое при соблюдении соответствующей процедуры и соответствующего содержания: «Законы – это имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные сенатом». Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и др. Иногда наименование было двойным пол двум именам, например, консулов: закон Валерия-Горация и т. п. Закон должен был содержать определенные элементы, исходя из чего в формуле закона различали три составные части:

1) введение или указатель обстоятельств издания - имена инициаторов закона и вид народного собрания;

2) нормативное предписание, включающее в себя указание на условие его действия и содержание самого правила поведения;

3) последствия нарушения закона (sanktio), где постановлялись последствия нарушения закона и ответственность нарушителя.

Эти части закона существуют и в настоящее время как структурные элементы современной правовой нормы (гипотеза, диспозиция, cанкция).

В зависимости от направляющего действия санкции как гарантии соблюдения закона различались законы:

1) несовершенные – не содержащие в себе санкции;

2) совершенные – санкция которых объявляла недействительным противозаконный акт;

3) менее совершенные – санкция которых указывала на взыскание штрафа при сохранении юридической силы противозаконного акта;

4) более совершенные – санкция которых предусматривала и недействительность противозаконного акта и взыскание штрафа.

   Для принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан – выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума. Приниматься закон мог только целиком, либо так же целиком отвергаться, частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

В республиканский период (до I века н. э.) все законы принимались только народным собранием и именовались "leges" (например, lex Aquilia - Аквилиев закон). Развитие жизни выдвигало этот источник права на первое место. Тем не менее, в республиканском Риме законов издавалось не так много; получили огромное распространение специфические римские формы правообразования: эдикты судебных магистратов и деятельность юристов. Консерватизму, характеризующему римское право, эти, последние формы правообразования соответствовали гораздо более, чем издание новых законов.

   Из 800 известных нам законов наиболее значительными являются Законы XII таблиц. Они были приняты народным собранием в середине V в. до н. э. и действовали примерно три века. Хотя они находятся за хронологическими рамками классического периода, следует о них упомянуть отдельно, т. к. на них воспитывалось правосознание многих поколений римлян. Законы XII таблиц являлись основой цивильного права и имели огромное значение в развитии римского права. С изданием Законов XII таблиц значимость прежде всесильной понтификальной юстиции упала, заключительный удар по ней был нанесен в 304 г. до н. э. опубликованием календаря судебных дней и форм судебных исков Гнеем Флавием. После этого жреческая аристократия сохранила только полномочия толкования писаного права, в рамках норм законов и только в целях наилучшего следования им в судебных делах. Из этой функции понтификов, основанной уже не на религиозном авторитете, а на лучшем знании права, стала формироваться консультационная юриспруденция и собственно литература права, служащая дополнением и ксмментарием к нормативному уровню права.

   Кроме законов XII таблиц важное значение для гражданского права имеют: lex Poetelia (Поетелиев закон), IV в. до н. э., отменивший продажу в рабство и убийство должника, не уплатившего долга; lex Aquilia (Аквилиев закон), примерно III в. до н.э., об ответственности за уничтожение и повреждение чужих вещей; lex Falcidia (Фальцидиев закон), I в. до н.э., об ограничении завещательных отказов и др.

   В эпоху принципата (с I в. н. э.) народные собрания не соответствовали новому строю и поэтому потеряли былое значение. Главенствующее положение народных собраний в правотворческом процессе занимает сенат, не имевший в период республики законодательной власти. Его компетенция выражалась формулой: «сенат полагает, советует, рекомендует», а его акты имели значение инструкций магистратам. Тем не менее постановления сената (сенатусконсульты) становятся основными источниками права, поскольку теперь они чаще всего являлись правовой формой предложений принцепса, содержащихся в его речах или письменных представлениях, который лишь прикрывался видимостью республиканских форм.

   Окончательное укрепление императорской власти и наступление эпохи абсолютной монархии (с III века н. э) привело к тому, что законом стало считаться только единоличное распоряжение императора ("конституции").

Различают 4 вида императорских распоряжений ("конституций"):

эдикты - носили общий характер и обращались к населению;

рескрипты - ответы императора на вопросы о толковании и применении права, исходившие от частных и должностных лиц;

мандаты - инструкции, дававшиеся императорским чиновникам;

декреты - решения императора по спорным делам, рассмотренным им лично.

   Названные формы правотворческой деятельности императора имеют различную юридическую природу. Легальная основа эдиктов и мандатов зиждется не столько на высшей власти императора, сколько на принадлежавшем всем магистратам праве издавать общие распоряжения и налагать штрафы за их невыполнение. В соответствии с этим эдикты и мандаты теряли силу с окончанием функций издавшего их императора. Они также не формировали цивильного права, основой которого были республиканские законы. Напротив, поскольку декреты и рескрипты есть акты по толкованию и применению права, то их легальная основа выводится из этого, последнего. Поэтому действие декретов и рескриптов не может ограничиваться сроком, а так как в них интерпретируется и цивильное и преторское право, то и восполняют они обе эти системы. Описанное различие между формами выражения воли императора сглаживается во II в.н.э., когда действие конституций императоров выводится из их высшей власти. В период доминанта (с конца III в.н.э. до середины 4 в. н. э.) единственной формой законодательства становится императорский эдикт. Мандаты выходят из употребления, а декреты и рескрипты имеют силу лишь в отношении соответствующих дел.

   Императорские конституции имели значительное влияние на развитие римского права главным образом потому, что в их разработке участвовали выдающиеся юристы. Существует несколько кодификаций императорских конституций: неофициальные (составленные частными лицами) – Грегориана и Гермогениана; официальная – императором Феодосием.

 

4.    Эдикты магистратов - это специальный акт (программа), который издавался республиканским магистром при вступлении в должность и действовал до окончания его полномочий (1 год). Такой эдикт называется постоянным ,в отличие от эдикта для конкретного случая.

   Особое значение имели эдикты преторов, которые ведали судебными делами.

   В своих эдиктах магистры излагали правила, которые будут лежать в основе их деятельности, указывали - в каких случаях будут даваться иски, а в каких нет, определяли порядок взаимоотношений с чужеземцами и т. д.

   Первоначально эдикты издавались только на срок деятельности издавшего их магистра (претора), и поэтому при вступлении в должность нового магистра эдикты менялись. Поскольку вновь вступивший в должность претор сохранял нормы прежнего эдикта, соответствовавшие жизненным условиям, со временем сложился определенный их массив, переходящий из эдикта в эдикт (переходящая часть), а в случае необходимости он дополнял эдикт новыми нормами (новая часть). Первоначально деятельность преторов сводится к проведению в жизнь принципов цивильного права посредством восполнения его пробелов. Лишь впоследствии усложняющийся оборот привел преторов к необходимости радикального корректирования цивильного права.

   Разумеется, претор, да и никто другой не был наделен правом изменять или отменять источники цивильного права: законы и сенатусконсульты, кроме самих органов их издававших. Но в соответствии со своим должностным положением он мог разрешить конкретную правовую ситуацию вопреки норме цивильного права, существование которой как бы не замечалось. Эта, рассмотренная претором ситуация, включалась в эдикт: сначала в постоянный, а затем и в переходящую часть. В результате норма цивильного права становилась «мертвой», или, как говорили, превращалась в «голое право». Таким образом, преторский эдикт, не отменяя формально норм цивильного права, указывал пути для признания новых отношений и этим становился формой правообразования. Давая средства защиты вопреки цивильному праву (или хотя бы в дополнение цивильного права), преторский эдикт создавали новые нормы права.

   В результате такой правотворческой деятельности преторов и др. магистратов, наряду с цивильным правом сложилась новая система норм – преторское право.

   Правотворческая деятельность преторов продолжалась с 367 г. до н.э. ( учреждение должности, претора, который имел полномочия по судебным делам, субъектами которых были римские граждане. Претор был высшим должностным лицом после консула, однако не подчинялся ему, т. к. магистраты не вмешивались в дела друг друга) до II в. н. э. В 129 г. император Адриан возложил на юриста Юлиана кодификацию отдельных постановлений, содержавшихся в преторских эдиктах. Выработанная Юлианом окончательная редакция «постоянного эдикта» была одобрена императором и объявлена постановлением сената неизменной; однако император оставил за собой право делать дополнения к эдикту.

   С этого времени правотворческая деятельность претора прекратилась, и противоположность цивильного и преторского права стала утрачивать значение.

 

5.   В древнейшее время юристами были жрецы – понтифы, составляющие как бы особую касту, представители которой толковали закон, причем не посвящали массы в свои юридические тайны. С общим расширением юридической практики и переходом дела правовых консультаций от понтификов к светским знатокам права примерно с III в. до н. э. началось формирование юриспруденции как самостоятельного и важного источника права. Большинство римских юристов принадлежали к господствующему классу общества. Юристы занимали (в прошлом или настоящем) высокое служебное положение и, благодаря как этому внешнему обстоятельству, так и выдающемуся качеству их консультаций имели большой авторитет и влияние. Труды юристов выражались в форме комментариев к законодательству и преторским эдиктам, в виде "Дигест", объединявших как цивильное, так и преторское право, а также в виде "институций", то есть учебников по римскому праву.

    Деятельность римских юристов в республиканский период имела три основных направления:

консультирование (respondere) – ответы по запросам частных лиц, а так же судей и должноситных лиц. Это был наиболее важной в правотворческом смысле вид деятельности, и не все юристы имели признанное ius respondendi, т.е. обязательно-рекомендательной консультации по истолкованию права.

составление и оформление письменных документов - рекомендательно-обязательных формул сделок, а так же действий по реализации наследственных прав (cavere). В эпоху рецепции из этого вида сформируется нотариальная функция юридической практики.

руководство процессуальными действиями сторон (agere) – составление судебных формул, которые выражали существо иска, соответствовали требованиям права, и с которыми истец публично выступал в суде (но не ведение дел в качестве адвоката).

   Подобная деятельность юристов не могла не оказать влияния на развитие и совершенствование древнеримского законодательства. Не имея законодательной власти, римские юристы тем не менее своей консультативной практикой непосредственно влияли на развитие права авторитетом своих научно-практических заключений. Придавая своими толкованиям закона определенный смысл отдельным нормам, юристы в своей практике фактически создавали нормы, приобретавшие затем авторитетность, граничившую с обязательностью. Деятельность юристов, по существу имевшая назначение помогать применению права, фактически получила значение самостоятельной формы правообразования. Правотворческий характер деятельности юристов получил в эпоху принципата (первые три века н.э.) и формальное признание. В этот период римская юриспруденция достигла особого расцвета (это эпоха классических юристов, классического права). Император Август предоставил наиболее авторитетным юристам право давать официальные ответы(respondere) , которые были обязательны для судей ( и других лиц, применявших право), как и императорские толкования. Форма ответов представляла собой письменное обращение к судьям, либо устную консультацию, запротоколированную при свидетелях. В обоих случаях ответы скреплялись печатью. Со временем значение источника права приобрели и ответы юристов, содержащиеся в литературе, причем рескриптом императора Адриана провозглашалось право судьи выбирать из нескольких наиболее правильное, с его точки зрения толкование.

   С конца III в.н.э. окончательно утверждается приоритет императорского законодательства, и правотворческая деятельность юристов утрачивает самостоятельное значение. Однако response классических юристов сохраняет силу. В этот период действую два типа источников права: императорское законодательство и право, созданное прежним законодательством (XII таблиц, постановления народных собраний, сенатусконсульты, эдикты преторов, акты императоров), интерпретированное классическими юристами. Своеобразие заключалось в том, последняя масса источников применялась в судах не непосредственно, а в той форме, в какой она была зафиксирована в юридической литературе (применение источников непосредственно в силу их огромного числа – и отчасти архаичности – представляло определенные трудности). К этому времени императоры перестали представлять юристам право толкования, поэтому различие между юристами, имевшими такое право и его не имевшими, утратило силу. Во внимание принимались сочинения как тех, так и других, например, Папиниана, имевшего право ответа, и Гая, не имевшего его, вследствие чего литературный материал, служащий источником права, стал значительно обширнее и потому сложнее в применении.

   Императоры стремились облегчить проблему правоприменения. В 426 г.н.э. был принят закон о цитировании, ограничивающий число юристов, сочинения которых имеют обязательную юридическую силу, пятью (Павел, Ульпиан, Гай, Папиниан, Модестин), а так же сочинениями тех, на кого в своих трудах ссылаются эти пятеро. При разногласии между ними по конкретному вопросу судья принимает решение в соответствии с мнением большинства. При равенстве голосов превалирует мнение Папиниана, если же оно отсутствует в данном вопросе, решение предоставляется судебному усмотрению.

   Тем не менее, закон о цитировании не устранил всех трудностей, хотя до определенной степени облегчил работу судей. Арифметический механизм действия закона не всегда вел к павильному решению, кроме того, отыскать соответствующие положения указанных в законе юристов, содержащиеся в разрозненных источниках, было очень сложно.

 

6.   Большой объем и разнообразие нормативного материала потребовали осуществить в императорский период кодификацию (систематизацию) римского частного права.

   Первые кодификационные попытки были предприняты частными лицами в конце III и начале IV вв., составлявшими сборники императорских конституций: кодексы Грегориана и Гермогениана.

   Первая официальная кодификация была произведена в первой половине V века н. э (438 г.) при императоре Феодосии. В результате появился Феодосиев кодекс, включавший 16 Книг.

   Между тем оставалось не кодифицированным право юристов, а с течением времени возникла необходимость пересмотра и дополнения массы императорских конституций. Надо было так же учитывать произошедшие со времени классических юристов изменения во всех сферах жизни. Требовалась реформа всей правовой системы.

   Эту задачу осуществил в 528-534 гг. император Юстиниан, возглавивший работу по кодификации всего действовавшего права. В результате появилось Уложение Юстиниана, которое состояло из 4 частей, имевших одинаковую юридическую силу:

• институции (учебники по римскому частному праву) – представляют собой элементарный курс римского права в 4-х книгах, предназначенных для учебных целей. Их образцом послужили Институции Гая, из которых заимствованы и система изложения (лица, вещи, иски), и основная масса юридических правил, приведенных, как и другие части кодификации в соответствие с реальностями первых десятилетий VI в.н.э.;

• дигесты («собранное» – лат.) – наиболее обширная (около 100 печатных листов) и ценная часть кодификации, состоящая из 50 книг. Дигесты содержат 9200 отрывков(фрагментов) из сочинений 39 римских юристов, древнейший из которых – Квинт Муций Сцевола, позднейший – Гермогениан. Большинство фрагментов принадлежит юристам IIIII вв., в частности Ульпиану, Павлу, Папиниану, Помпонию, Гаю, Юлиану, Модестину. Составители «Дигест» не могли избежать определенных противоречий между разными текстами разных авторов, разделяемых веками, и несходством юридических воззрений. Попыткой частично решить эту проблему было корректирование, обновление текстов старых правоведов. Это породило т.н. интерполяцию, т.е. вставки, истолкования, произведенные составителями и нарушающие иногда строй мысли и логику юридической оценки института а рамках более ранних принципов. При обнародовании «Дигест» император Юстиниан запретил даже писать к ним комментарии: они представляли официальный законодательный документ не менее, чем правоположения законов; разрешалось только делать извлечения и переводить на греческий язык;

• кодекс - содержал императорские конституции от Адриана до Юстиниана – состоял из 12 книг. Конституции приводятся не полностью, лаконично формулируется основное их содержание;

• новеллы – изданные после вступления в силу Кодекса (534г.) конституции. Они рассматриваются как заключительная часть кодификации, хотя при Юстиниане не были сосредоточены в едином официальном сборнике.

   Первое полное печатное издание Кодификации Юстиниана(всех ее частей) было осуществлено в 1583 г. французским юристом Готофредом. Он же впервые и ввел название кодификации, под которым она известна сейчас: « Corpus guris civiles» (Свод цивильного права).

 

 

 

ТЕМА 3. ЗАЩИТА НАРУШЕННЫХ ПРАВ.

1.Гражданский процесс по римскому праву

2.Виды гражданского процесса. Легисакционный, формулярный, экстраординарный процессы.

3.Понятие и виды исков

4.Особые средства преторской защиты нарушенного права

5.Законные сроки. Исковая давность.

 

I.    В древнейшее время единственным способом защиты нарушенного права была самозащита, то есть самоуправное отражение притязаний третьих лиц.

   По мере развития Римского государства, возникновения классового неравенства и т. д. появляется специальный орган разрешения возникшего спора - суд. В классический и постклассический периоды самозащита допускается в границах необходимой обороны как средство защиты против неправомерного нападения на личность или имущество.

   Соответственно возникает и особый порядок разрешения частно-правовых споров в суде, то есть появляется гражданский процесс.

Основные признаки гражданского процесса Древнего Рима:

обязательное личное участие сторон в судебном процессе (как истца, так и ответчика);

обеспечение явки ответчика возлагалось на истца, так как представители государственной власти не могли принудительно воздействовать на ответчика. В связи с этим истец обладал правом задержать ответчика и силой доставить его в суд;

процесс состоял из двух стадий: "ius" и "iudicium". В первой стадии (ius) проходила подготовка к вынесению решения. Если на этой стадии ответчик признавал претензии истца, то дальнейшее производство прекращалось, и судья выносил окончательное решение. Основной являлась вторая стадия процесса (iudicium), так как именно в этой стадии осуществлялась проверка всех обстоятельств дела, и выносилось судебное решение;

строгий формализм процесса на первоначальных стадиях его развития. В дальнейшем происходит упрощение судебной процедуры.

 

2.   Разным периодам развития Древнего Рима соответствовали и разные типы гражданского процесса.

В период республики процесс назывался легисакционным.

В эпоху принципата процесс стал формулярным.

В эпоху абсолютной монархии процесс сделался экстраординарным.

Легисакционный процесс состоял из двух стадий.

Стадия in iure была сферой деятельности судебного магистрата (рекса, консула, позже – претора). Лицо, считавшее свое право нарушенным чтобы возбудить дело в суде, должно было сделать об этом заявление перед магистратом. Тот устанавливал дозволенность притязания, заявляемого истцом, содержание этого притязания и существование условий его действительности. Цель этой стадии процесса – в определении правового характера возникшего спора, т.е. того, может ли быть данное притязание предметом судебного разбирательства. Магистрат предоставлял возможность защиты нарушенного права в суде(т.е. иск) не в любом случае, а лишь тогда, когда притязание соответствовало закону и его формулировкам. Нет иска – нет и права на судебную защиту.

   В рамках легисакционного процесса для различных по своему предмету (т.е. характеру требования) исков существовало пять форм их рассмотрения: процесс пари; наложения руки; с требованием назначить судью; с требованием определенной суммы денег или количества вещей; с взятием залога кредитором.

   В первой стадии (in iure) стороны являлись в назначенный день к магистрату и приносили с собой вещь, составлявшую предмет возникшего спора (если спор шел о вещи недвижимой, то приносилась какая-либо ее часть: кусок земли, кирпича, дома и т. д.). После этого начинался сам процесс, который протекал в форме борьбы за спорную вещь. Сначала истец, а затем ответчик налагали на вещь особую палочку (виндикта - от vindico - требовать, защищать), произнося при этом установленные обычаем формулы и фразы. Тот, кто сбился или ошибся, автоматически проигрывал спор. Таким образом налицо строгий формализм легисакционного процесса.

   Если никто из сторон не ошибался, то далее заключался денежный залог. Выигравшая сторона получала залог обратно, а проигравшая лишалась его, и он поступал в пользу казны.

   Залог служил для определения истинной воли стороны: если сторона отказывалась вносить залог, то это свидетельствовало о том, что она нарушила право и боится проиграть дело, так как одновременно с этим потеряет и сумму залога.

   Затем следовал заключительный акт litis contestatio (закрепление спора): призывались свидетели, которые подтверждали совершенные истцом и ответчиком действия. Значение litis contestatio состояло в том, что он исключал возможность вторичного обращения за защитой того же права по тому же основанию.

   На этом первая стадия процесса заканчивалась, и далее претор назначал судью для разбирательства дела по существу (стороны и сами могли выбрать судью, но под контролем магистрата). Судьей мог быть только гражданин Рима. Если ответчик признавал иск – дело заканчивалось в стадии in iure.

   Таким образом, стадия in iure, есть не что иное, как строго регламентированный процессуальный порядок заключения между сторонами договора о третейском суде.

   Вторая стадия (in iudicio), в которой спор разрешался судьей по существу, заключалась в том, что назначенный претором судья без особых формальностей рассматривал дело по существу (знакомился с письменными документами, заслушивал свидетельские показания и т. д.) и после этого выносил решение по своему собственному усмотрению и объявлял устное решении. Решение вступало в законную силу немедленно и обжалованию не подлежало.

   Сторона автоматически проигрывала дело, если без уважительной причины не являлась в суд.

   Если предметом спора являлась не вещь, а обязательство должника, то истец заявлял должнику о долге и "налагал на него руку". Если после этого должник немедленно не уплачивал долг, то истец имел право увести должника к себе и заключить в оковы. Если по истечении 60 дней долг так и не был уплачен (необязательно самим должником), то должник становился полной собственностью истца.

Развитие торгового оборота, появление новых форм отношений и т. д. потребовало упрощения и изменения судебного процесса.

   На смену легисакционному процессу пришел процесс формулярный, возникший вначале в практике претора перегринов, а затем воспринятый городским претором и легализованный законом Эбуция (II в. до н.э.). В силу своих полномочий претор постепенно стал предоставлять защиту новым правоотношениям и взял на себя задачу правовой формулировки споров. Он не был связан буквой цивильного права и мог предоставить защиту или отказать в ней по своему собственному усмотрению, опираясь на принципы справедливости и доброй совести.

   Формулярный процесс также состоял из двух частей, однако производство в первой стадии (in iure) стало осуществляться без всяких формальностей и заканчивалось вручением претором истцу записки, которая была адресована судье. В данной записке претор указывал те основания и условия, при которых иск подлежал удовлетворению. Такая записка являлась обязательной для судьи и называлась формулой (отсюда и наименование самого процесса). Составление формулы – основная цель стадии in iure, а с ее получением считается состоявшимся litis contestatio.

Формула состояла из следующих основных частей:

• вводная. Всякая формула начиналась с назначения конкретного судьи;

Обязательные части:

• интенция - изложение смысла и содержания претензии истца;

• кондемнация - предписание об удовлетворении иска в случае подтверждения справедливости интенции;

• эксцепция - предоставляется в первой стадии по просьбе ответчика и помещается после интенции, представляет собой ссылку ответчика (как возражение против иска) не на любое обстоятельство, но лишь на такое, при доказанности которого удовлетворение иска исключается, даже если истинность интенции не вызывает сомнений. Если возражения были обоснованными, то претор соответствующим образом указывал об этом в кондемнации и обязывал судью отказать в иске, если возражения подтвердятся;

• прескрипция. Данная часть формулы следовала непосредственно за назначением судьи и вводилась для того, чтобы отметить, что истец просит взыскать не все ему причитающееся, а только лишь часть.

Наличие в формуле прескрипции позволяло истцу в дальнейшем довзыскать оставшуюся часть причитающейся ему суммы.

   Формулярный процесс характеризовался не только упрощением судебного разбирательства, но и появлением у претора возможности дополнять или изменять старое цивильное право.

    Решение суда вступало в силу немедленно и не могло быть обжаловано.

   Уже в классическую эпоху все чаще стали встречаться случаи, когда дело целиком разбиралось только магистратом (претором) без его передачи на разрешение судьи. Такой исключительный (экстраординарный) порядок со временем (к III веку н. э.) полностью вытеснил иные виды гражданского процесса. Конституция Диоклетиана 294 г. устанавливает экстраординарную форму процесса как единственную, что имело своим следствием кардинальное изменение принципов и форм деятельности гражданского суда, созданного претором. По существу было устранено многовековое размежевание исполнительной власти и суда – необходимого признака демократии.

   В отличие от иных видов процесса экстраординарный процесс состоял только из одной части и от начала до конца велся одним и тем же лицом. - чиновником, который принимал заявление об иске и, назначив день суда, от своего имени вызывал ответчика.

   Процесс стал письменным, отпали формулы исков и судебные договоры, само разбирательство перестало носить публичный характер, так как в процессе могли присутствовать только стороны, лишь само решение провозглашалось всегда гласно, в процессе допускается участие адвокатов, стали предусматриваться обязательные судебные пошлины на покрытие судебных расходов..

   Решение по делу могло быть обжаловано, и поэтому однажды начатый спор мог продолжаться несколько лет, переходя из одной инстанции в другую.

   Наиболее важные дела стали решать императоры.

 

3.   Судебные магистраты (главным образом преторы) имели в силу своей власти imperium право отказать в судебной защите отношения, хотя бы оно и подходило под нормы цивильного права, и, наоборот, дать судебную защиту в случае, не предусмотренном нормами цивильного права. Поэтому первостепенное значение имел вопрос, дает ли претор в данном случае иск (actio). Смысл термина action в эпоху легисакционного процесса сводился к определенной деятельности лица. Выражавшейся в выполнении установленного ритуала. В классическом римском праве иск - это предусмотренное эдиктом претора средство добиться в результате судебного процесса вынесения решения, соответствующего интересам заявителя иска. Постепенно формулы исков в практике претора типизируются, т.е. вырабатываются типические формулы для отдельных категорий исков.

Основные виды исков:

иски вещные и личные;

иски строгого права и основанные на принципе добросовестности;

иски по аналогии;

иски с фикцией;

кондикции.

    Вещный иск являлся средством защиты вещных прав какого-либо лица (право собственности, владения и т. д.). Основным вещным иском был виндикационный иск.

   Личные иски защищали обязательственное право какого-либо лица (например, право требования передачи имущества по договору). Такие иски назывались личными, поскольку предъявлялись против заранее известного конкретного лица , которое должно было что либо дать, сделать, предоставить.

   При рассмотрении исков строгого права судья был связан буквой договора и не имел права принимать возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости. Иски должны были быть заявлены в строгом соответствии с предписаниями закона, любое отклонение от законной нормы считалось отклонением иска.

При разрешении исков, основанных на принципе добросовестности, судья был более самостоятелен, и вправе принимать возражения ответчика, вытекающие из требований справедливости. Данный иск появился благодаря правотворчеству претора.

Иск по аналогии позволил применять нормы права и в том случае, когда они прямо не распространялись на данный случай. Например, по закону Аквилия (III век до н. э.) причинитель вреда отвечал только в том случае, если ущерб был причинен вещи в результате физического воздействия.С помощью иска по аналогии претор распространил действие данного закона и на те случаи, когда вред причинялся не только телесным воздействием на вещь. Иск по аналогии стал одним из средств правотворчества претора, что позволяло постепенно вытеснять несовершенные нормы старого цивильного права.

Иск с фикцией применялся в том случае, когда претор считал необходимым распространить защиту на какое-либо, не предусмотренное в законе отношение. В этом случае претор предписывал судье предположить существование некоторых фактов, которых в действительности не было (то есть допустить фикцию). Такая фикция позволяла подвести новое отношение под один из известных исков. Например, лицо, которое долгое время открыто и добросовестно владело ничейным имуществом, имело право на защиту от посягательств недобросовестных владельцев, несмотря на то, что срок приобретательной давности еще не истек. В данном случае судья при выдаче иска предполагал, что такой срок уже истек.

Кондикции - это иски, основанные на цивильном праве, в которых не указывалось, из какого основания они возникли, то есть это были абстрактные иски. Кондикции применялись, например, для истребования денег, предоставленных по договору займа.

 

4.    Помимо исковой защиты существовали и иные (особые) способы защиты нарушенного права Подобная защита предоставлялась властью претора.

   Основными средствами преторской защиты являлись:

   Интердикт (запрещение) это распоряжение претора о немедленном прекращении каких-либо действий, нарушающих общественный порядок и права граждан (например, претор предписывал виновному немедленно освободить самовольно занятый им земельный участок). Первоначально претор давал интердикты после расследования фактов, на которые ссылалось обращающееся к нему лицо. С течением времени, по мере увеличения числа дел, претор стал давать интердикты без проверки фактов, в виде условного распоряжения («если подтвердятся факты, на которые ссылается заявитель»), и тогда интердикты с процессуальной стороны стали похожи на иски.

   Различались интердикты простые и двусторонние (в зависимости от того обращался интердикт к одной или обеим сторонам), запретительные (запрещали определенное отношение и поведение) или восстановительные (направлены на возвращение какой-либо вещи отдельному лицу или на восстановление поврежденного публичного сооружения).

В классическую эпоху интердиктное производство оставалось удобным и быстрым способом административной защиты интересов верхушки класса рабовладельцев, когда допущение судебного разбирательства явилось бы слишком медленным или почему-то неудобным.

   Эффект интердикта заключался в том, чтобы противник немедленно повиновался ему, не оспаривая фактов, указанных в интердикте, и не утверждая, что был нарушен запретительный интердикт. Если лицо, против которого выдан интердикт, не выходя от претора, оспаривало интердикт и требовало назначения судьи, это требование удовлетворялось. Судебное разбирательство могло привести к подтверждению интердикта (и тогда он из условного приказа превращался в безусловный), или к оправданию ответчика.

   Сипуляция - если обещание дано в присутствии претора, то оно становится обязательным, и в случае его неисполнения возможно применение принудительных мер

    Реституция - это возврат в первоначальное положение

Данный способ защиты применялся в тех случаях, когда претор считал несправедливым применение к возникшему спору или совершенной сделке общих норм права. Например, старое право не позволяло расторгнуть договор, даже если он был совершен под угрозой Претор же считал это несправедливым и предписывал реституцию (то есть продавец должен был вернуть деньги, а покупатель - вещь). Так же сторона, не согласная с судебным решением, могла просить претора о реституции, т.е. о восстановлении юридических отношений, существовавших до судебного решения (классическому праву институт судебного обжалования не известен).

   Применение реституции возможно при следующих условиях:

1) наличие ущерба (имущественного или неимущественного, причиненного действием или упущением;

2) наличие основания реституции (в эдикте претора такими основаниями признаются: несовершеннолетие (менее 25 лет), обман при сделке, существенная ошибка, утрата правоспособности, временное отсутствие т.п.;

3) своевременная просьба – срок обращения за реституцией – 1 год. Для несовершеннолетних течение срока начинается с момента совершеннолетия. В других случаях – с момента, когда был причинен ущерб.

   Ввод во владение применялся при наследовании имущества для того, чтобы защитить права лица, которое признавалось наследником не по старому (цивильному) праву, а по преторскому

5.   Исковая давность - это срок, устанавливаемый для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

   Классическое римское право знало только нечто подобное тому, что сейчас называют исковой давностью, ему были известны законные сроки предъявления исков. Отличие законных сроков от исковой давности заключается в том, что законный срок сам по себе (независимо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право на иск, т.е. само право действует лишь в течение определенного времени (например, поручительство действует только в течение двух лет, после чего погашается). А при исковой давности право, установленное в принципе бессрочно, погашается бездеятельностью управомоченного лица (неподача иска в течение срока исковой давности).

   Понятие исковой давности в том смысле, в котором она понимается в настоящее время, в римском праве появляется только в V веке н. э. Срок исковой давности был установлен в 30 лет. Начало течения этого срока определялось моментом возникновения искового притязания.

   Если лицо пропустило срок исковой давности, то оно лишается возможности требовать в суде защиты нарушенного права. Течение исковой давности прерывалось в случае предъявления иска или признания долга должником. Так же могло приостановиться на то время, когда существуют препятствия для предъявления иска, признаваемые правом уважительными: например, отсутствие по государственному делу, после отпадения такого препятствия течение давности продолжается.

 

 

 

ТЕМА 4. ЛИЦА.

1.Определение лица. Понятие и элементы правоспособности.

2. Правовое положение римских граждан. Основные элементы правоспособности римских граждан. Дееспособность в Древнем Риме. Умаление чести и бесчестие.

3. Правовое положение латинов и перегринов.

4. Правовое положение рабов Раб как объект права. Способы установления рабства. Изменение правового статуса раба.

5. Правовое положение вольноотпущенников

6. Правовое положение колонов. Институт колоната.

7. Понятие и виды юридических лиц по римскому праву

 

I.    Лицо - это существо (человек), способное обладать правами. Термином «лицо» обозначается субъект права. Древний Рим был рабовладельческим государством и поэтому признавал лицом далеко не каждого человека. Субъектом права признавался только свободный человек, поэтому рабы рассматривались не как субъект, а как объект права ("говорящее орудие").

    Способность обладать правами называется правоспособностью.

   Правоспособность возникает с рождения человека и прекращается с его смертью. В исключение из этого правила субъектом права признается зачатый, но еще не родившийся ребенок.

В Древнем Риме полная правоспособность (caput) складывалась из трех основных элементов (состояний)

   Status libertati - состояние свободы;

   status civitatis - состояние гражданства;

   status familiae - семейное состояние.

   С точки зрения статуса свободы различались свободные и рабы.

С точки зрения гражданства различались римские граждане и другие свободные лица (латины и перегрины).

С точки зрения семейного состояния различали отцов семейства (pater familias) и подвластных им лиц.

   Со временем различия в правоспособности свободного населения разных групп стали исчезать, и в 212 году н. э. император Каракалла издал эдикт о даровании прав римского гражданства всем провинциалам (не гражданам).

   Наступление определенных обстоятельств имело своим следствием либо утрату правоспособности -– capitis deminutio, либо изменение ее содержания. В зависимости от той или иной ситуации различаются: максимальная (maxima), средняя (media), минимальная (minima) утрата правоспособности. Первоначально утрата правоспособности рассматривалась как гражданская смерть. Однако в дальнейшем стали считать, что за гражданской смертью следовало то, что называли «возрождением» - «умерший» как бы возрождался в качестве новой, с точки зрения права, личности.

   Наиболее существенной являлась утрата свободы - capitis deminutio maxima. Мaxima наступала при утрате статуса свободы, которая влекла за собой также потерю статусов гражданства и семьи, и, следовательно, потерю правоспособности полностью, во всем ее объеме. Такое возможно в двух случаях:

пленения римлянина врагами, в результате которого он больше не существовал как субъект права, а над его имуществом устанавливалась опека. При возвращении на родину плененный вновь обретал качество субъекта права – как будто он вовсе не был в плену. Если же он не возвращался и умирал в плену, то его имущество не могло быть наследуемо. Корнелиевым законом была введена фикция, в соответствии с которой предполагалось, что плененный умер в момент своего пленения, что открывало возможность действию нормы о наследовании - как по закону, так и по завещанию;

продажи римского гражданина в рабство, например, захваченного на месте преступления вора. В подобных случаях реанимация его правоспособности исключалась.

   Результатом capitis deminutio maxima являлась полная утрата как личных, так и имущественных прав.

   При утрате статуса гражданства одновременно утрачивался семейный статус (т.к. только римский гражданин мог создать римскую семью), но сохранял статус свободы. Это – среднее умаление правоспособности. Такая ситуация могла наступить, например, при переходе римского гражданина в латинскую общину, в классический период – при ссылке. Имущество ссыльного переходило к казне. Подвергнувшийся capitis deminutio media выводился из-под действия цивильного права и попадал в сферу действия права народов.

   Минимальное умаление правоспособности связано с утратой семейного статуса, т.к. два других статуса сохранялись. Это могло быть, например, в случае вступления женщины, свободной от отцовской власти, в брак с мужней властью. Аналогично рассматривались случаи перехода подвластного из одной семьи в другую (при усыновлении, при замужестве (в браке с мужней властью) женщины свободной от отцовской власти). В подобных ситуациях статус не изменялся, но сохранялась процедура их оформления, напоминающая продажу в рабство. Отсюда – и аналогия. По этой же причине capitis deminutio minima считалась эманципация подвластного сына, хотя в действительности статус его расширялся. Имущественные права подвергшегося минимальному ограничению правоспособности переходили к новому домовладыке.

   Кроме capitis deminutio, правоспособность ограничивалась вследствие умаления гражданской чести (infamia).

Состояние бесчестия наступало из-за:

• осуждения за преступление или за иное особо порочащее правонарушение (например, за нарушение условий договора товарищества, где предполагается особая честность и взаимодоверие его участников);

• нарушения правовых норм, касающихся брака (например, вступление вдовы в новый брак до истечения года после смерти первого мужа);

• занятия позорным делом (например, проституция, сводничество и др.).

Гражданин, признанный бесчестным, лишался права избираться на общественные должности, быть опекуном, представлять интересы других лиц в процессе, не мог вступать в законный брак со свободнорожденным лицом, ограничивался в ряде наследственных прав и т. д.

2.   Субъектом государственной жизни и публичного права считался в римской юридической традиции носитель специального качества, образуемого целой совокупностью требований – римский гражданин, и это качество было далеко не тождественно любому физическому лицу, даже полноправному в частноправовом смысле. Совокупность требований, необходимых для признания за лицом состояния римского гражданства, подразумевала: принадлежность к римской общине, личную безусловную свободу, особый семейный статус, соответствие возрастным ограничениям. Особенностью института римского гражданства было то, что оно с самого начала своего исторического формирования определялось совокупностью правовых требований и, в определенном смысле, было создано правом, имея строго личный характер. Следствием этого было в том числе, и развитие ряда промежуточных институтов на основе привилегий: право гостя, почетное гражданство и др. римское право исключало, поэтому, и возможность наличия у субъекта публичного права двойного гражданства.

   Принадлежность к римскому гражданству означала для субъекта возможность пользования рядом прав и, одновременно, обременение публичными обязанностями. Публичная правоспособность наступала с 17 лет, с 60 лет гражданин мог быть освобожден от личных повинностей; освобождало от повинностей также исполнение обязанностей должностного лица и некоторых жреческих функций. К публичным правам римского гражданина относились: право обжалования решений должностных лиц в установленных народных собраниях – либо непосредственно, либо через трибунат; право собраний и ассоциаций, в том числе соседских сходок – не нарушая публичных правил и только в дневное время; право участия в собраниях государственного значения под руководством магистратов. К публичным обязанностям относились: обязанность подлежать цензу, т.е. исчислению имущества и доходов (уклонение преследовалось уголовным порядком); уплата особого налога – трибута, собираемого по чрезвычайной государственной надобности; владение и полезное использование землями покоренных народов. Собственно налогов в обычном смысле римские граждане не уплачивали; в ходу были только пошлины с некоторых юридических действий (при отпуске на волю рабов, волеизъявлении из семейных прав и т. д. ), обязательные для римлян.

   Состояние римского гражданства в публично – правовом отношении подразумевало и наличие совокупности прав в частно – правовом смысле, связываемых с этим статусом. К таким правам относились: право заключения полноценного брака, право осуществлять отцовскую власть в семье, право участия в торговом обороте со всеми обязывающими гражданско – правовыми последствиями.

   Права римского гражданина могли приобретаться двояким в правовом отношении путем: 1) в силу установлений естественного права, санкционированного законами; 2) в силу непосредственных предписаний публичного права. В первом случае публичное право только санкционировало обретение гражданства естественным путем, и только в особых случаях (строго единичных и на основе судебных решений) могли быть приняты ограничения на такое приобретение прав гражданства. Во втором случае предписания публичного права, будучи по своему смыслу правом исключительным, или специальным, не могли быть оспариваемы частным лицом, претендующим на распространение на него аналогичного статуса.

   В силу установлений естественного права римское гражданство приобреталось, прежде всего 1) путем рождения (в правильном браке) от римских граждан; 2) путем отпущения на свободу из рабства соответственно процедуре, предусмотренной законом; 3) через усыновление, совершенное полноправным римским гражданином в соответствии с требованиями гражданского права и закрепленное специальной процедурой.

   В силу непосредственных предписаний публичного права гражданство обреталось: 1) путем его индивидуального присвоения за личные заслуги перед римским народом ( свободному лицу иностранного гражданства или без гражданства), а также (2) через законодательное постановление о предоставлении вообще права римского гражданства жителям определенного города, провинции либо сословной категории.

   Дополнительным основанием для приобретения прав римского гражданства в классическую эпоху, особенно в период республики, было обязательное проживание лица, претендующего на таковое, в Риме и вхождение в одну из территориальных единиц общины; позднее это требование не было безусловным.

   Представляя преимущественно в качестве привилегии сформированный правовой институт, римское гражданство не считалось обязательной естественной принадлежностью любого индивида, даже принадлежавшего к римской общине по рождению, по имуществу и т.д. Статусу римского гражданина следовало соответствовать, т.е. соблюдать некоторые требования гражданского права и нравственно – общественного порядка. В случае «несоответствия» лица римское право предусматривало возможность отторжения от лица – навсегда или временно – этих прав, возможность лишения гражданства. Римское гражданство утрачивалось ( вна зависимости от физической судьбы индивида) вследствие (1) уголовных наказаний особого рода и (2) политического преследования, выразившегося в особом законном осуждении лица. Осуждение римского гражданина на смертную казнь, приговорение его к телесным наказаниям, к продаже в рабство за какие – либо преступления означало одновременное лишение прав гражданства; причем, как правило, в таких ситуациях не могло следовать восстановление впоследствии прав гражданства. Временная утрата гражданства могла наступить в результате законного ареста, осуществленного по постановлению должностного лица либо уголовного суда, а также на срок изгнания из пределов Рима (вообще из пределов Италии и т. д.; как правило такой утрате прав гражданства сопутствовало лишение имущественных прав – но только по индивидуальным постановлениям. Полная потеря прав гражданства означала и утрату лицом своего частноправового статуса применительно к ius civile.

   Так же римское гражданство прекращалось смертью римского гражданина.

   В современном праве различают правоспособность и дееспособность (т.е. способность совершать действия с соответствующими юридическими последствиями). Римское право не знало соответствующих категорий, однако и в Риме не за каждым лицом признавалась способность совершать действия с юридическими последствиями.

   Дееспособность в Древнем Риме зависела прежде всего от возраста. Римское право различало:

• полностью недееспособных (лица в возрасте до 7 лет);

• лиц мужского пола от 7 до 14 лет, женского - от 7 до 12 лет. Данные лица имели право самостоятельно заключать сделки, но только те, которые увеличивали их имущество. На иные сделки требовалось разрешение отца или опекуна;

• лиц в возрасте от 14 до 25 лет.

   По общему правилу с 14 лет (а женщины - с 12) лицо становилось полностью дееспособным и могло заключать любые сделки. Однако по просьбе данных лиц им мог быть назначен попечитель. С этого момента дееспособность данных лиц ограничивалась, так как они уже не могли без согласия попечителя совершать сделки, влекущие уменьшение их имущества. В то же время такие лица могли самостоятельно совершать завещания, а также вступать в брак.

Независимо от возраста ограничивались в дееспособности лица, страдавшие психическими болезнями, телесными недостатками, а также расточители. Женщина могла управлять и распоряжаться своим имуществом, только если не состояла под властью отца или мужа.

   Существенное значение имело деление римских граждан на свободнорожденных и вольноотпущенников ; последние не только находились в зависимости от своих патронов, но нередко и эксплуатировались ими.

   В III в.н.э. формально было провозглашено равенство в правоспособности. В действительности полного уравнения не произошло. В частности, неравенство вызывалось образованием в период империи сословий, которое сопровождалось прикреплением к профессии. Различались следующие сословия: сенаторы, всадники, военное сословие, торговцы, ремесленники, крестьяне.

   Сословные и иные социальные различия особенно сильно давали себя знать в области налогообложения и вообще в публичном праве; но они сказывались и в области частного права, например, не допускался брак между сенатором и вольноотпущенницей и пр.

3.   Латины делились первоначально на две группы:• древние латины;• просто латины.

   Древние латины - это жители Лациума, которые получили латинское гражданство до середины III века н. э. Латинами т. же называли членов колоний, образованных Латинским союзом, и колоний, устроенных Римом на завоеванных территориях.   

   В имущественной сфере древние латины имели такие же права, что и римские граждане, однако они обладали меньшими правами в публично - правовой сфере (не имели права участвовать в народном собрании, занимать выборные должности, составлять народную армию Рима и др.).

   Просто латины были полностью лишены публичных прав и несколько ограничены в имущественных (они, например, не могли составлять завещаний).

    Такое неравноправие между римлянами и латинами вызывало у последних протест что привело в конце концов к Союзнической войне (90-89гг. до н. э.), после которой все древние латины получили те же права, что имели римские гражданин. Просто латины приобрели права римских граждан с изданием эдикта Каракаллы в 212 г.

    Перегрины - это лица иностранных государств, оказавшиеся на территории Древнего Рима. Перегринами также считались и римские поданные, которые не обладали ни римской, ни латинской правоспособностью.

   Главным основанием возникновения правового положения перегринов было включение в состав римского государства завоеванных Римом территорий, населению которых, не обращаемому в рабство, в то же время не сообщалось римское гражданство. Это население становилось перегринами. Другие основания возникновения правового положения перегринов были: а (рождение от брака перегринов или от не состоявшей в браке перегринки; б) присуждение к высылке в период империи.

    Первоначально перегрины были совершенно бесправны, так как не имели ни имущественных (в частноправовой сфере перегрины были подчинены своим национальным системам права), ни публичных прав и поэтому не могли защитить свои права в римском суде.

   Разнообразие частного права, которое действовало для перегринов разных общин, и отсутствие правовых норм, которые регулировали бы имущественные отношения перегринов с римлянами, затрудняли развитие торговли. Для устранения этих труднгстей претором перегринов при содействии юристов была выработана система права ius gentium.

   По мере развития торгового оборота перегрины стали пользоваться защитой преторского права, а в 212 году н. э. император Каракалла даровал им права римского гражданства. С этого года правоспособность римских граждан и перегринов стала одинаковой.

 

4.    Правовое положение раба определялось в первую очередь тем, что он рассматривался не как субъект, а как объект права. Это давало возможность хозяину иметь беспредельную власть над рабом: он мог не только его безжалостно эксплуатировать, но и в любой момент продать (как обычную вещь) и даже убить.

   Рабство устанавливалось (возникало) следующими способами:

• рождением от матери-рабыни. Если отец был рабом, а мать - свободной, то ребенок не признавался рабом;

• пленением и даже просто захватом не гражданина Рима;

• продажей в рабство (существовала только в древнейшую эпоху);

•присуждением к смертной казни или к работам в рудниках. Прекращалось рабство отпущением на свободу ("манумиссия").

   Вольноотпущенник возвращался обратно в рабство, если проявил грубую неблагодарность в отношении лица, отпустившего его на свободу.

Со временем правовой статус раба стал меняться в лучшую сторону: его уже нельзя было убить без основательно (это приравнивалось к убийству чужого раба), его нельзя было отдать в гладиаторы без разрешения магистрата, к старости раб мог получить свободу и т. д.

   Более того, в конце "принципата" и особенно в эпоху империи рабы стали получать в управление и пользование часть имущества рабовладельца (пекулий), то есть получили некоторые имущественные права, в том числе и возможность обязываться по договорам. Это положение является тем более важным, если учесть, что в дальнейшем рабовладелец стал отвечать по обязательствам своего раба. Способный раб получил возможность накопить себе состояние и выкупить таким образом у хозяина свободу.

 

5.   Вольноотпущенник - это раб, отпущенный на свободу.

   В классическом римском праве правовое положение вольноотпущенника определялось в зависимости от прав лица, отпускавшего его на волю: например, раб, отпущенный на свободу квиритским собственником, приобретал права римского гражданина, а отпущенный на свободу лицом, право собственности которого опиралось не на цивильное право, а на преторский эдикт, приобретало только латинское гражданство. При Юстиниане эти различия были сглажены: если манумиссия выполнена в соответствии с законом, вольноотпущенник становился римским гражданином. Однако, даже приобретая римское гражданство, вольноотпущенник (или либертин) по своему правовому положению не вполне приравнивался к свободнорожденному.

В области частного права существовали, во – первых, некоторые специальные ограничения правоспособности вольноотпущенника; например, до Августина вольноотпущеннику запрещалось вступать в брак с лицом свободнорожденным; запрещение брака с лицом сенаторского звания сохранялось вплоть до Юстиниана. Во – вторых, либертин оставался зависимым (обязанным) от своего господина (патрона):

•бывший раб должен был почитать своего господина. На практике это означало запрет на обращение в суд против господина, и, следовательно, бывший раб оставался фактически беззащитным против произвола патрона;

•бывший раб обязан был оказывать разного рода услуги господину, в том числе и имущественного характера;

•патрон имел право на часть наследства вольноотпущенника, а также на получение от него алиментов.

 

6.   Под именем колона в классическую эпоху (республика и период принципата) подразумевали арендатора земли (мелкого фермера), формально свободного, хотя экономически зависимого от землевладельца. Распространение мелкой земельной аренды было вызвано экономическим положением Римского государства. С прекращением завоевательных войн, дававших Риму огромные массы рабов, прилив рабской силы приостановился, а невыносимые условия, в которых содержались рабы, приводили к тому, что их смертность значительно превышала рождаемость. Рабской силы перестало хватать для обработки земли. Процветавшее в последние годы республики плантаторское хозяйство перестало быть выгодным; римские землевладельцы стали предпочитать сдавать землю в аренду мелкими участками, нередко даже не за денежное вознаграждение, а за определенную долю урожая и с возложением на арендатора так же обязанности обрабатывать землю собственника («барщина»). Эти мелкие арендаторы в связи с маломощностью своих хозяйств были вынуждены прибегать, в большинстве случаев, к займам у своих хозяев, и оказывались в долговой от них зависимости. В период абсолютной монархии положение колонов осложнилось еще в связи с налоговой политикой императоров. Колоны были обложены натуральной податью, причем в налоговых документах они приписывались к соответствующим земельным участкам.

   Эти обстоятельства приводили к тому, что, с одной стороны, землевладелец следил за тем, чтобы его должник – арендатор не уходил с участка, а, с другой стороны, государство было озабочено тем, чтобы земли не оставались без обработки и чтобы налоги с земли и подати с самого колона поступали исправно. На этой почве фактическое бесправие колонов стало превращаться в юридическое, путем издания соответствующих постановлений. В IV в. н. э. закон запретил свободным арендаторам, сидящим на чужих землях, оставлять арендуемые участки, а землевладельцам было запрещено отчуждать свои участки отдельно от колонов, сидящих на них. В результате колоны из свободных (хотя – бы формально – юридически) людей превращаются в крепостных, в «рабов земли». Колонат в этом смысле был зародышем феодализма.

   На положение крепостных переводились иногда покоренные народы, переселявшиеся на римскую территорию. В некоторых провинциях (например, в Египте) подобного рода отношения были известны еще до завоевания этих провинций Римом. В колонат перерастало иногда также и пользование пекулием со стороны рабов, которые прикреплялись в этих случаях к земельным участкам. Последнее обстоятельство еще более стирало различия между рабом и крепостным колоном. Колон становился лицом, хотя и свободным, но очень близким по социальному и юридическому положению к рабу. Колон становился связанным с землей, которую он по своей воле не мог оставить. Колон имел право вступать в брак, иметь собственное имущество. Но он прикреплен к земле не только лично: дети его так же становятся колонами. Подобно рабам, колоны могли в отдельных случаях отпускаться на свободу, но это освобождение значило для них и «освобождение» от земельного участка, которым они кормились.

 

7.   Римское право не выработало четкого и ясного понятия юридического лица, так как предполагалось, что носителями прав могут быть только граждане. Однако это не значит, что такого понятия не было вовсе.

   Уже в Законах Двенадцати таблиц упоминаются разного рода корпорации религиозного и профессионального характера. В дальнейшем, по мере развития торгового оборота, была установлена нераздельность и обособленность имущества корпорации, поэтому выход одних ее членов и вступление новых на судьбе корпорации не отражались, то есть фактически признавалось наличие особого субъекта права.

   На определенном этапе развития появились и "муниципии" - муниципальные образования, за которыми были признаны помимо всего прочего также права истца и ответчика, то есть гражданско-процессуальная правоспособность.

   Со временем как некое единое целое стало рассматриваться и государственное имущество (казна), от имени которого выступает магистрат.

   Корпорации создавались по религиозному или профессиональному принципу (например, союзы ремесленников, торговцев, булочников и т. д.). Первоначально допускалась почти полная свобода создания корпораций, лишь бы их устав не противоречил законам. С переходом к монархии корпорации стали вызывать подозрение у властей, и поэтому практически все они (кроме древнейших) были распущены. После этого был издан закон, существенно затруднявший создание новых корпораций, так как на их образование теперь требовалось специальное разрешение Сената, а иногда еще и санкция самого императора.

   Дела корпорации вели избиравшиеся для этой цели физические лица. Все имущество, закрепленное за корпорацией, принадлежало самой корпорации, и поэтому выбывающий не имел права требовать выдела какой-либо доли. И только в случае прекращения деятельности корпорации ее имущество делилось между последним составом ее членов. Минимальное число членов корпорации четко определено не было, однако на практике их должно было быть не менее трех.

   Муниципии обладали более широкой правоспособностью, чем корпорации. Так, помимо собственного имущества и органов управления муниципии изначально обладали правом получать имущество по завещательным отказам. Корпорации же получили такое право лишь со II века н. э. Муниципии могли свободно назначаться наследниками, а корпорации -только при наличии специальной привилегии.

   Особый (привилегированный) статус имела государственная казна (фиск). Так, на фискальное имущество не распространялись сроки давности, исковые требования фиска имели преимущество на удовлетворение по сравнению с иными требованиями, существовали ограничения по ответственности самого фиска перед третьими лицами и т. д. Уже под конец существования Древнего Рима как государства появился новый, особый вид юридического лица - учреждения. Первоначально данный статус получили церкви, а в дальнейшем - все благотворительные союзы.

   Прекращалось юридическое лицо с достижением цели его деятельности или истечением срока, распадением личного состава (классические юристы признавали в качестве минимального числа членов – три), а так же если деятельность организации приобретала противозаконный характер в связи с чем государством или судом налагался запрет на его деятельность.

 

 

 

 

 

 

   ТЕМА5. СЕМЕЙНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ.

   1.Римская семья. Агнатское и когнатское родство.

   2.Отцовская власть: способы установления и прекращения. Эманципация. Узаконение и усыновление.

   3.Понятие и виды римского брака (с мужней властью, без мужней власти).

   4.Имущественные и личные – неимущественные отношения между   супругами.

   5..Опека и попечительство.

 

1.   В современном понимании родство - это кровная связь между людьми, с наличием которой закон связывает определенные правовые последствия.

Римское право различало два вида родства:

• агнатское родство;

• когнатство (кровное родство).

   Агнатское родство охватывало всех лиц, принадлежащих к одной семье, и поэтому родственниками считались все, кто находился под властью главы этой семьи (домовладыки). Поэтому, например, дочь, выходившая замуж и, следовательно, поступавшая под власть нового домовладыки, переставала быть агнатской родственницей своему отцу, братьям и т. д., но в то же время становилась агнаткой новому домовладыке.

   Со временем власть домовладыки перестала быть безграничной, что привело к известной самостоятельности других членов семьи. В связи с этим агнатское родство было со временем (в период республики) полностью вытеснено когнатством, то есть кровным родством.

Различалось когнатство по прямой и боковой линиям.

   Прямая линия означала нисходящее или восходящее родство (отец, сын, внук и т. д. и наоборот), а боковая - объединяла лиц, имевших общего предка (брат, сестра, дядя и т. д.). От родства следует отличать свойство. Свойство - это отношения между супругом и кровными родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов.

 

2.   Семейные отношения характеризуются в первую очередь патриархальностью, то есть неограниченной властью отца (домовладыки). Домовладыка имел полную власть над всеми членами семьи, включающую право жизни и смерти, отказа от новорожденного, продажи в рабство, телесных наказаний, изгнания из дома. Он полностью обладал так же имуществом семьи и распоряжался им по своему усмотрению. Никакие обстоятельства не освобождали сыновей и внуков от подчинения домовладыки: ни возраст, ни занятие должности магистрата.

   Поэтому, хотя сын и обладал всеми публичными (политическими) правами, однако в семье он был всецело подчинен отцу. В связи с этим имущественная правоспособность наступала для римского гражданина часто много позже политической - только после смерти отца.

   Отцовская власть возникала с момента рождения сына или дочери от родителей, состоящих в законном римском браке, а также путем узаконения либо усыновления.   

   Узаконение - это признание законными детей, рожденных вне брака (то есть от конкубины - сожительства).

Узаконение могло быть совершено:

• путем последующего вступления в брак родителей внебрачного ребенка;

• путем получения специального императорского рескрипта;

• путем зачисления сына в члены муниципального сената, а дочери - путем выдачи замуж за члена этого сената.

   Усыновление устанавливалось над совершенно посторонним для усыновителя лицом.

   Если усыновлялось лицо, не находящееся под отцовской властью, то на это требовалось получение императорского рескрипта, а если усыновляемый находился под отцовской властью, то на усыновление необходимо было согласие домовладыки усыновляемого, что фиксировалось в судебном протоколе.

   Усыновитель должен был быть старше усыновляемого не менее чем на 18 лет.

   Имущество семьи считалось ее коллективной собственностью, однако управлять и распоряжаться им мог только домовладыка. Поэтому, хотя сын и имел право самостоятельно совершать имущественные сделки, однако все полученное им по этим сделкам автоматически шло в распоряжение отца. При этом сам домовладыка не становился обязанным по сделкам своего сына, кроме случаев причинения сыном вреда. Таким. образом, существовала юридическая безответственность домовладыки.

   С развитием торговли и делового оборота имущественная правоспособность членов семьи домовладыки (прежде всего сыновей) значительно расширилась: подвластные стали обладать собственным имуществом (пекулий), получили в ряде случаев (например, при наследовании) защиту претора; облегчается освобождение сына из-под власти отца (например, в случае получения подвластным ряда почетных званий); нередкой становится и "эманципация", то есть освобождение из-под власти по воле самого домовладыки. Также отцовская власть прекращалась: смертью домовладыки, смертью подвластного, утратой свободы или гражданства домовладыкой или подвластным, лишением домовладыки прав отцовской власти (за то, что он оставил подвластного без помощи, и т. п.)

   

3.   Брак - это союз мужа и жены, общность всей жизни, единение божественного и человеческого права (определение, данное Модестином в Дигестах Юстиниана).

Данное определение не соответствовало реальному положению вещей, так как даже в классическую эпоху правоспособность женщины была гораздо ограниченней, чем у мужчины. Римское право различало два вида брака:

брак с властью мужа (cum manu mariti);

брак без власти мужа ("сине ману" - sine manu).

Брак "сине ману" следовало возобновлять ежегодно. Если жена в течение года прожила в доме мужа, то она автоматически попадала под власть мужа. Поэтому, чтобы избежать этого, она должна была не менее трех ночей в году проводить вне дома - давность таким образом прерывалась.

Виды брака различались между собой как по формальным основаниям (порядок заключения, расторжения и т. д.), так и по существу (разный . объем правоспособности жены).

От брака "сине ману" следует отличать конкубинат. Конкубинат в Древнем Риме - это дозволенное законом постоянное сожительство мужчины и женщины. В отличие от конкубината брак заключался с намерением создать семью и воспитать детей.

    Римское право выдвигало следующие условия для вступления в брак:

• согласие лиц, вступающих в брак, а также разрешение домовладыки. Если домовладыка безосновательно отказывал в браке, то его можно было принудить через магистрат;

• достижение брачного возраста: для мужчин - 14 лет, а для женщин - 12 лет;

• вступавшие в брак не должны состоять в другом не прекращенном браке;

• каждый из брачующихся должен иметь право вступать в законный брак (поэтому, например, римлянин не мог заключить брак с чужеземкой). В дальнейшем, когда права римского гражданства были предоставлены и чужеземцам, данное условие отпало;

• лица, вступавшие в брак, не должны были состоять между собой в близком родстве или свойстве (например, брат и сестра).

Существовали три способа заключения брака:

• торжественный религиозный ритуал при участии жрецов и 10 свидетелей, сопровождаемый жертвоприношением (в древнейшее время);

• мнимая покупка мужем своей будущей жены у ее отца по правилам, установленным для приобретения ценных вещей ("манципация невесты");

• брак "сине ману", то есть без власти мужа, заключался без всяких формальностей.

   В классическую эпоху развод был свободным и допускался как по обоюдному согласию супругов, так и по одностороннему заявлению о расторжении брака. Это привело к тому, что браки очень часто стали распадаться.

В связи с этим в эпоху империи был принят ряд законов, направленных на предотвращение разводов и укрепление семьи. Так, одностороннее заявление о расторжении брака допускалось только в том случае, если оно было обоснованным (например, неверность супруга, неспособность к семейной, жизни, насилие супруга и т. д.). Кроме того, закон обязывал состоять в браке мужчин в возрасте от 25 до 60 лет, а женщин - с 20 до 50 лет. Те, кто не выполнял данные требования, лишались возможности быть наследниками по завещанию. Был введен особый налог на безбрачие, и т. д. Однако данные меры не способствовали уменьшению числа разводов и поэтому оказались неэффективными.

4.   Имущественные и неимущественные отношения между супругами

Отношения между супругами зависели от того, какой брак был между ними заключен — брак с властью мужа (cum manu mariti) или брак без власти мужа (sine manu).

При заключении брака с властью мужа жена попадала в полную зависимость от него. Первоначально муж мог даже убить свою жену, а также продать ее в рабство или кабалу. Все имущество жены поступало в собственность мужа, и он мог распоряжаться им без всяких ограничений. Имущество жене не возвращалось даже после прекращения брака.

   При браке "сине ману" (без власти мужа) сохранялось определенное равенство в семье, однако и в данном браке сказывалось главенство мужа. Так, при вступлении в брак "сине ману" жена получала имя и сословное положение мужа, обязана была жить в том месте, где живет муж, последствия измены были гораздо тяжелее для жены, чем для мужа, и т. д.

   Имущество супругов оставалось раздельным, поэтому мужу необходимо было получить согласие жены даже на простое управление ее имуществом. Все приобретения жены, сделанные во время брака, поступали в ее собственность.

   Приданое - это часть имущества, предоставляемая мужу женой или ее домовладыкой для облегчения материальных затруднений семейной жизни.

В древний период, когда практически все браки заключались с властью мужа, приданое полностью переходило в собственность мужа, и поэтому какой-либо специальной регламентации ее правового статуса не требовалось. В дальнейшем, по мере распространения браков "сине ману", а также и в иных случаях стало заключаться устное соглашение, по которому муж был обязан возвратить приданое в случае прекращения брака.

   В классический период приданое получило специальную правовую регламентацию. Теперь муж не имел права распоряжаться земельным участком, внесенным в качестве приданого, если на это не было специального разрешения жены.

   В случае прекращения брака приданое подлежало возврату независимо от наличия предварительного соглашения об этом между супругами. Смерть жены не влекла возврата приданого, кроме случая, когда был жив ее отец и приданое представлялось им.

   В эпоху империи сложился обычай, по которому муж, получая приданое, со своей стороны также делал вклад в семейное имущество. Этот вклад выражался в форме дарения определенного имущества жене. Во время брака это имущество оставалось в собственности и управлении мужа, однако жена была вправе претендовать на него в случае расторжения брака по вине мужа, а также в случае его смерти.

 

5.   Опека устанавливалась над малолетними гражданами обоих полов в целях защиты их прав.

Над лицами мужского пола опекунство продолжалось до достижения лицом четырнадцати лет, а над лицом женского пола (по общему правилу) - до двенадцати лет.

   В то же время вплоть до классического периода женщина считалась под вечной опекой своего домовладыки или мужа. Опекуном мог быть назначен любой гражданин, имеющий право занимать публичные должности, а также муниципалитет. Опека рассматривалась в Древнем Риме как обязанность лица и, поэтому, отказаться от исполнений обязанностей опекуна можно было только по уважительной причине. От опеки, в частности, освобождались:

• престарелые в возрасте старше 70 лет; лица, имевшие на своем иждивении трех и более сыновей; сенаторы и магистраты; юрисконсульты; учителя; малоимущие и др.

Римское право различало три вида опекунства:

завещательная опека,

законная опека,

учреждаемая опека.

   Завещательная опека - это опека, устанавливаемая на основе завещания.

На основании завещания домовладыка мог учредить опеку над своими детьми, как уже родившимися, так и над теми, которые еще только должны родиться, а также над внуками или правнуками, если у них отец умер ранее деда.

   Если отец не установил до своей смерти опеку, то она учреждалась на основе закона. Опекуном по закону мог стать лишь ближайший родственник по отцовской линии. По праву Юстиниана опекуном мог быть также и родственник по материнской линии.

   Если не было завещательной опеки и невозможно было установить законную, опекуна назначал претор при участии трибунов (учреждаемая опека).

Особенности учреждаемой опеки:

• согласия малолетних на установление подобной опеки не требовалось;

• опекун должен был проживать в округе претора, назначающего опекунство;

• предварительно узнавали о нравственном поведении будущего опекуна;

• не допускалось назначение опеки под каким-либо условием.

   Ходатайство об установлении опеки могло быть подано любым заинтересованным лицом (например, кредитором). Ближайшие родственники были обязаны в случае необходимости ходатайствовать о назначении опекунства. В противном случае они лишались права на наследство опекаемого.

   Опекун вступал в свои права после утверждения. До этого он был обязан в присутствии городских чиновников сделать точную опись всего имущества опекаемого и представить ее в магистрат.

Опекун был обязан:

• представлять и защищать интересы опекуна;

• добросовестно управлять и преумножать имущество опекуна;

• придавать юридическую силу сделкам опекуна либо аннулировать их исходя только из принципов выгодности и полезности этих сделок для опекуна.

Лица в возрасте до 7 лет не могли совершать никаких сделок, Лица в возрасте от 7 до 14 лет (девочки - до 12) могли самостоятельно совершать лишь сделки, направленные на увеличение принадлежавшего им имущества.

   На все остальные сделки необходимо было согласие опекуна. Опекун отвечал за всякую свою вину, в том числе и легкую небрежность. Для выполнения своих обязанностей опекун имел право:

• производить необходимые расходы за счет имущества опекаемого;

• распоряжаться полевыми плодами и урожаем;

• расходовать деньги опекаемого и в своих интересах, но с последующим их возвратом с максимальными процентами, установленными на день возврата для третьих лиц.

   Опекун не имел права отчуждать недвижимое имущество опекаемого. Движимое имущество могло быть отчуждено, но только если это было действительно необходимо и на отчуждение было получено разрешение магистрата. Если опекун отчуждал имущество опекаемого без согласия магистрата, то опекаемый, достигнув совершеннолетия, получал право личного иска против опекуна и вещного - против приобретателя имущества. Срок исковой давности для предъявления таких исков устанавливался от пяти до двадцати лет (в зависимости от условий совершенных сделок).

   По окончании опекунства опекун был обязан предоставить подробный отчет о своей деятельности, а опекаемый должен был компенсировать опекуну произведенные тем расходы, связанные с управлением имуществом опекаемого.

   Опекун не имел права требовать вознаграждения за исполнение им опекунских обязанностей.

   Если опекун своими действиями причинил убытки опекаемому, то он обязан был их возместить. В случае, если опекун не был в состоянии возместить убытки и при этом опекунство было учреждено магистратом без должного изучения личности опекуна, опекаемый имел право предъявить иск не только к опекуну, но и к магистрату.

Основания прекращения опеки:

• смерть опекуна или опекаемого;

• достижение опекаемым возраста дееспособности (мальчики - 14 лет, девочки - 12 лет);

• утрата опекаемым одного из трех гражданских состояний (состояния свободы, гражданства или семейного состояния);

• утрата опекуном состояния свободы или гражданства;

• отказ опекуна от опеки, если данный отказ принят;

• отстранение опекуна магистратом от опеки.

Отстранение от опеки происходило в случае злоупотреблений опекуна, неумелого управления делами и имуществом опекуна и др.

    Попечительство устанавливалось в отношении только совершеннолетних, которые по каким-либо причинам не могли самостоятельно управлять или распоряжаться своим имуществом.

    Попечительство устанавливалось в отношении:

• душевнобольных;

• лиц с физическими недостатками, лишающими их возможности полно­ценно управлять своим имуществом (например, слепые, немые и т. д.);

• расточителей;

• лиц в возрасте от 14 до 25 лет.

   В последнем случае попечительство могло быть назначено только с согласия самого лица.

   Без попечителя лицо могло совершать только сделки, направленные на увеличение принадлежащего ему имущества. Душевнобольные вообще не могли совершать никаких сделок.

 

 

 

 

 

 

 

ТЕМА 6. ПРАВО НА ВЕЩИ.

1. Понятие вещного и обязатльственного права.

2.Понятие вещей. Классификация вещей по римскому праву.

3.Виды вещных прав.

 

1.   Римское право не выработало понятий вещного и обязательственного права, однако делалось различие между вещными исками и исками личными.

   Разграничение вещных и обязательственных прав выработано позднейшими учеными, однако на материале, содержащемся у римских юристов. Так, классический юрист Павел, подметил различие двоякого положения лица, которому нужна какая – то вещь для удовлетворения той или иной потребности. Одно дело, если лицо приобретает себе необходимую вещь в собственность; другое – если оно договаривается с собственником вещи о том, что этот последний обязуется предоставить вещь в пользование первого лица на определенный срок. Между этими двумя способами удовлетворения потребности в вещи разница не только в том, что в первом случае лицо приобретает вещь не на время, а навсегда, во втором же случае вещь предоставляется или на определенный срок, о котором договорились эти два лица, или до востребования со стороны того, кто предоставил эту вещь. Важнее другое различие. Когда лицо приобретает вещь в собственность, оно получает возможность непосредственного воздействия на вещь, независимо от какого – либо другого лица. Во втором случае, напротив, возможность воздействовать на вещь и более ограниченная, и условная: фактически вещь поступит к первому лицу лишь в том случае, если лицо, обязавшееся передать вещь, действительно ее передаст.

   Вещное право - это право (возможность) непосредственно и, независимо от чьей либо воли, воздействовать на вещь. Воздействовать - это значит: владеть, пользоваться и распоряжаться вещью.

   В тех же случаях, когда у субъекта нет непосредственного права на вещь, а только есть право требовать от другого лица предоставления вещи, такое право называется правом обязательственным.

   Таким образом, объектом вещного права является вещь, и ее собственник пользуется абсолютной защитой (то есть против любого нарушителя его прав как собственника –абсолютная защита). В Древнем Риме такая защита осуществлялась при помощи вещных исков (actio in rem).. Если объектом служит действие другого лица, так, что субъект права может лишь требовать совершение условленного действия (или воздержания от него), - это право обязательственное. Нарушителями обязательственного права могут быть одно или несколько определенных лиц, и только против них субъект права может предъявлять иск – личный (action in personam). В этом смысле защита обязательственного права имеет относительный характер.

 

2.   Римское право знало несколько оснований классификации вещей.

Основные:

вещи манципируемые и неманципируемые;

вещи в обороте и изъятые из оборота;

вещи индивидуально-определенные и родовые.

   К манципируемым вещам относилось наиболее ценное имущество (земля, рабы, скот), и поэтому его отчуждение осуществлялось в усложненной форме - в виде манципации.

   Манципация проходила в строго установленной форме с обязательным участием не менее пяти свидетелей. Пропуск какого-либо слова (детали), отсутствие одного из свидетелей и т. д. являлись достаточным основанием для признания сделки недействительной, даже если она была уже исполнена.

   Остальное имущество (вещи) относилось к разряду не манципируемого и могло отчуждаться без всяких формальностей путем простого вручения приобретателю.

Вещи в обороте могли принадлежать каждому и свободно отчуждались третьим лицам.

Вещи, изъятые из оборота, не могли быть переданы в собственность других лиц или же вообще не могли быть объектом права собственности (например, воздух).

Индивидуально-определенная вещь, в отличие от родовой, могла быть выделена из числа подобных ей вещей (например, конкретное строение, животное и т. д.). Юридическое значение такого деления заключалось в том, что при гибели индивидуально-определенной вещи договор прекращался, так как должник уже не имел возможности передать другую, такую же вещь. Гибель же вещи, определенной родовыми признаками (например, зерна), не прекращала обязательства, так как должник имел возможность поставить другую такую же вещь (то есть иную партию зерна).

 

3.   В Древнем Риме выделялись следующие виды вещных прав:

• право собственности как основное вещное право;

• владение (различие между владением и собственностью стало проводиться в римском праве лишь на позднем этапе его развития);

• права на чужие вещи. В данном случае право собственности на вещь принадлежит другому лицу, однако не собственник имеет ряд прав в отношении данной вещи.

Права на чужие вещи включали:

а) вещное право на пользование чужой вещью - сервитут;

б) вещное право на пользование и распоряжение чужой вещью:

залог;

эмфитевзис;

суперфиций.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТЕМА 7. ВЛАДЕНИЕ.

1.Понятие владения. Виды владения. Отличие владения от держания.

2.Способы установления и прекращения владения.

3.Защита владения.

 

1.   Владение - это фактическое обладание вещью. Однако римское право признавало владением не любое фактическое обладание вещью и различало в связи с этим собственно владение и держание.

Для наличия владения необходимы были два элемента:

фактическое обладание вещью, связанное с юридическими последствиями, прежде всего, снабженное исковой защитой; Для юридической защиты владения характерно то, что она давалась вне зависимости от того, имеет ли данный владелец право собственности на нее.

воля, намерение владеть вещью как своей собственной. Отсутствие последнего элемента означало, что нет владения, а есть держание вещи.

   Держание чаще всего возникало на основе договора с собственником вещи (договор аренды, хранения и т. д.).

    Юридическое значение различия между владением и держанием заключалось в том, что владельцы могли самостоятельно (от своего имени) защищаться от всяких незаконных посягательств на вещь, в то время как держатель вещи (например, арендатор) вынужден был каждый раз обращаться за защитой к собственнику и сам подавать иск не мог.

   Таким образом, владение по римскому праву - это фактическое обладание вещью, соединенное с намерением относиться к ней как к своей. Держание – фактическое обладание вещью без такого намерния.

Римское право различало:

• законное владение;

• незаконное владение.

Законное владение означает, что лицо имеет право владеть вещью (например, собственник). Незаконное владение означает, что лицо, владеющее вещью, не имеет права ею владеть.

   Незаконное владение могло быть как добросовестным (владелец не знает и не должен был знать, что он не имеет права владеть вещью), так и недобросовестным (лицо знает или должно было знать, что незаконно владеет вещью, например, похититель вещи). Добросовестное и недобросовестное владение влекли разные юридические последствия (например, только добросовестный владелец мог приобрести право собственности на вещь в силу приобретательной давности).

 

2.   Владение приобреталось с момента соединения двух элементов: фактического обладания вещью и намерения владеть ею как своей. Например, арендатор договаривается с собственником о выкупе арендуемого имущества до прекращения действия договора аренды.

   Владение могло быть приобретено не только лично, но и через представителя.

   Владение прекращалось с утратой хотя бы одного из двух элементов владения, а также в результате гибели вещи или изъятия ее из оборота.

3.   Защита владения. Известно, что в споре о праве собственности стороны (истец и ответчик) приводят правовое обоснование своих требований и возражений, т. е. для установления права собственности каждый из них должен сослаться на доказательства, подтверждающие его право на данную вещь. Такая защита называлась петиторной (petitorrom).

   В отличие от нее, владельческая, или поссесорная (possessorium), защита не только не требовала, но и запрещала ссылку на право. Она не ставила себе задачи разрешения вопроса о правовом основании владения. Ни одна из сторон в поссессорном процессе не могла приводить правовых обоснований своих претензий. Цель этого процесса — выяснить факт владения и факт его нарушения, следовательно, доказыванию подлежали только упомянутые факты.

   Поссессорная защита представляла собой процедуру разбирательства дел о владении, возбуждающихся посредством административных актов претора — интердиктов. Существовали интердикты об удержании владения и о восстановлении владения.

   Первый интердикт применялся в том случае, когда на обладание вещью, находящейся во владении одного лица, притязало другое. В соответствии с этим интердиктом владение лица оставалось неприкосновенным, если оно возникло не насильно, не тайно и не являлось прекарным (пользованием до востребования). При доказанности какого-либо из этих фактов у невладеющей стороны появлялись основания для возражения о порочности владения и передачи вещи ей.

   Второй интердикт применялся для защиты интересов лица, ранее владевшего спорной вещью, но к моменту возникновения поссесорного процесса утратившего владение в результате противоправных действий стороны, обладающей вещью. Владение восстанавливалось при доказанности существования его в прошлом и насильственного нарушения. В противном случае оно сохранялось за фактически владеющим к моменту возбуждения процесса лицом.

   Если результат поссессорного процесса не удовлетворял одну из сторон, она могла возбудить петиторный процесс. Эта сторона, доказав принадлежность ей права на спорную вещь, приобретала на нее право собственности и, таким образом, получала вещь не по фактическому основанию, а по правовому.

   В подавляющем большинстве случаев собственник и владелец совпадают в одном лице. Поэтому поссессорный процесс, предназначенный для защиты владения, практически защищал и право собственности. Сторона же, решившая противопоставить факту владения свое право, в петиторном процессе оказывалась в менее выгодном положении, ибо обязана была представить соответствующие доказательства. Нередко это сделать нелегко, а иногда и безнадежно. Между тем владеющий от предъявления доказательств освобожден, ибо в его пользу говорит сам факт владения. «Любой владелец уже тем, что он является владельцем, имеет больше прав, чем тот, кто не владеет».

 

ТЕМА 8. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ.

.1. Понятие и содержание права собственности. Виды собственности по римскому праву.

2. Способы приобретения и прекращения права собственности.

3. Защита права собственности

 

1.    Римское право определяло право собственности как полное господство над вещью.

Содержание права собственности выражалось в возможности собственника одновременно:

• пользоваться вещью (ius utendi);

• распоряжаться вещью (ius abutendi);

• извлекать доходы от пользования и распоряжения вещью (ius fruendi).

   В римском праве действовало правило о том, что собственник имеет право делать со своей вещью все, что ему прямо не запрещено законом.

   Право собственности не является безграничным, и уже с древнейших времен римские законы установили ряд разумных ограничений права собственности (например, собственник обязан был не препятствовать установлению сервитута).

Различались три вида собственности:

квиритская собственност;

преторская (бонитарная) собственность;

перегринская собственность.

   Квиритская собственность являлась древнейшим видом собственности в Древнем Риме.

Признаки квиритской собственности:

• субъектом квиритской собственности мог быть только римский гражданин (на более раннем этапе - римский народ);

• объектом квиритской собственности являлись только манципируемые вещи;

• собственность по праву квиритов могла быть приобретена лишь одним способом - путем манципации.

   По мере развития хозяйственной жизни возникла необходимость обеспечить устойчивость гражданского оборота, а также защитить права не только римских, но и иных лиц. Постепенно появляется новый вид собственности, который не признавался и не защищался квиритским правом, однако получил защиту у претора (преторская собственность).

   Преторская собственность; в частности, возникала, когда манципируемые вещи отчуждались без обязательной в таком случае манципации. По квиритскому праву подобная сделка могла быть признана недействительной, возможен был и виндикационный иск, однако такое положение подрывало устойчивость гражданского оборота и уже не соответствовало новым формам хозяйствования, поэтому в данном случае претор стал приходить на защиту ответчика, и если сделка была уже исполнена, претор предписывал судье отказать в иске. В дальнейшем разделение собственности на квиритскую и бонитарную становится чисто номинальной.

   Перегринская собственность развивалась одновременно с преторской и выделяется в особый вид, так как перегрины имели особый статус, в частности обладали меньшим объемом прав, чем римляне. Со временем, когда различия в статусе римлян и перегринов стали постепенно исчезать, перегринская собственность слилась с преторской.

2.   Способы приобретения права собственности.

Такими способами являются формальные обстоятельства, с наступлением которых приобретается право собственности. Например, совершение манципации или ин юре цессио. Для приобретения права собственности необходимы установленные законом основания — юридические факты (например, договоры займа, купли-продажи). Практическое значение имеет различение способов приобретения права собственности на первоначальные и производные. К первоначальным относятся те способы, при которых право собственности на вещь возникает у лица впервые либо независимо от прав предшествующего собственника. Сюда относятся: завладение, спецификации, соединение вещей, приобретательная давность. Производными способами приобретения называются такие, при которых приобретатель получает свои права от собственника. Эти способы выражались в договорах между живыми, а также в наследовании по закону и по завещанию и завещательных отказах. При производном приобретении требуется реальное наличие права собственности на стороне отчуждателя, ибо другая сторона не сможет приобрести передаваемого ей права: «Никто не может перенести на другого больше права, чем имел бы сам».

   Завладение (occupatio) возможно бесхозяйной вещью, которая «следует за первым захватившим». Бесхозяйными считались вещи, не имеющие собственника (res nullius), вещи, от которых отказался собственник (res de re lictae), и вражеское имущество (res hostiles). Клад — скрытая в земле ценность (thesaurus) также относился к бесхозяйным вещам. Нашедший клад получал половину его стоимости, другая половина принадлежала собственнику земельного участка, на котором клад обнаружен.

   Спецификация (specificatio) — это переработка вещи для себя, создание новой вещи из чужого материала, например, вазы из материала, не принадлежащего мастеру (спецификанту). Спецификация имеет место лишь тогда, когда переработка осуществлена не собственником материала и результатом переработки явилась новая вещь. В этом случае возникал вопрос о ее принадлежности, который римскими юристами решался неоднозначно.

   Сабинианцы, следуя учению стоиков о приоритете материи,считали, что собственником новой вещи является собственник материала. Прокулианцы, вслед за Аристотелем, напротив, считали доминирующей форму и потому собственником новой вещи, но их мнению, являлся ее создатель. В Кодификации Юстиниана проблема была решена в том смысле, что если спецификант действовал не по злому умыслу и невозможно возвратить переработанные материалы в прежнюю форму, вещь становилась собственностью спецификанта, который возмещал стоимость материала.

   Соединение вещей (accessio). Имеются в виду различные случаи соединения вещей, принадлежащих разным собственном. Возможно соединение двух движимых вещей. Движимые вещи могут соединяться посредством смешения сыпучих предметов (например, зерна) и несыпучих предметов (например, драгоценный камень в чужом кольце, вышивка на чужом платье). Примером соединения движимой вещи с недвижимой является засевание семян на земельном участке. В римских источниках содержатся примеры соединения недвижимых вещей: наслоение, увеличившее берег, образовавшийся в реке остров. Возможные ситуации, вытекающие из приведенной классификации, подчинялись правилу: «придаточная вещь следует за главной». Вопрос о том, какую из соединенных вещей следует считать главной, а какую — придаточной, решался в зависимости от хозяйственного назначения вещи, ее ценности. Собственник вновь образовавшейся в результате соединения вещи был обязан возместить стоимость вошедших в нее предметов.

   Приобретательная давность (usucapio — приобретение в результате пользования) служит целям определенности в отношениях собственности и стабильности социальных и экономических связей. Появление usucapio (вероятно, во II в. до нашей эры) указывает на разделение владения (как фактического обладания) и собственности — dominium (как полного права на вещь).

   Добросовестное владение, возникшее на основании договоров, но без соблюдения установленной законом формы (например, вне манципации), а также возникшее с соблюдением формы, но полученное от лица, не имеющего права отчуждать имущество, может быть истребовано по иску собственником. Практически целесообразно, чтобы неуверенность добросовестного владельца, вызванная возможностью вчинения иска, не была бесконечной. Поэтому в соответствии с приобретательной давностью владелец становится собственником, если вещь приобретена добросовестно и владение продолжалось установленное законом время. Пороки приобретения погашало истечение срока давности, которое и свидетельствовало о наличии права собственности. Никаких иных доказательств правомерности титула приобретения не требовалось. Таким образом, фактическое пользование добросовестно приобретенной вещью, длившееся без помех в течение определенного времени, превращалось в право собственности.

   Приобретательная давность была известна еще старому цивильному праву: usus auctoritas, упоминаемое в XII таблицах (VI, 3—4). Она применялась лишь к римским гражданам и составляла для движимых вещей 1 год, а для недвижимых 2 года. При этом не требовалось ни законного основания владения, ни добросовестности владельца. Не подлежали давности краденные вещи и насильственно захваченные.

   Классическое право распространило приобретательную давность на перегринов и провинциальные земли и увеличило сроки давности без различения движимых и недвижимых вещей до 10 лет и 20 лет, если квиритский собственник жил в другой провинции. В Кодификации Юстиниана эти сроки для движимых вещей 3 года, для недвижимых сохранились прежние.

   Действие приобретательной давности обусловлено соединением следующих предпосылок: а) законное основание владения (например, договор купли-продажи). Не имеют при этом значения пороки титула, ибо основанием приобретения права собственности в данном случае является не титул, а приобретательная давность; б) добросовестность владельца; в) непрерывность владения — движимыми вещами 3 года, недвижимыми — 10 или 20 лет. Владение должно осуществляться непрерывно одним лицом. В случае осуществления владения разными лицами суммирование времени было возможно, если допускалось преемство в праве (например, при наследовании).

   Традиция (traditio — передача). Изложенные процедуры mantipatio и in jure cessio, относящиеся к производным способам приобретения права собственности, остались специфически римскими правовыми инструментами и не вышли за хронологические рамки римской истории. Разумеется, этим не умаляется их значение как действенных стимуляторов развития римского права. Перешагнула границы римской истории традиция, которая в современных правовых системах применяется в соответствии со своим изначальным назначением — как производный способ приобретения права собственности.

   Первоначально традиция применялась к неманципируемым вещам или к вещам, приобретатели которых не являлись римскими гражданами. Применение традиции к манципируемым вещам создавало не квиритскую собственность, а бонитарнoe обладание. Впоследствии, когда вышли из употребления mancipatio и in jure cessio и стерлись различия между манципируемыми и неманципируемыми вещами, роль традиции возросла и ее действие было распространено на отноше­ния между римскими гражданами. В Кодификации Юстиниана традиция закреплена в качестве единственного способа заключения вещного договора о перенесении права собственности на движимое и недвижимое имущество.

   Традиция переносила право собственности от отчуждателя к приобретателю при одновременном наличии двух условий.

   В соответствии с сентенцией «собственность переносится передачей, а не соглашением» требовалась непосредственная передача вещи. Причем передача могла выражаться как в фактическом вручении вещи приобретателю, так и в символическом действии, когда передается вещь, обозначающая передачу главной вещи, например, ключи вместо товара на складе. Если отчуждаемая вещь уже находилась у приобретателя, например, дом, которым он пользовался по договору найма, то передача признавалась состоявшейся в момент заключения договора (передача короткой рукой). Передача могла быть совершена и так, что отчуждатель не утрачивал фактического господства над вещью, например, в силу одновременного заключения договора купли-продажи и ссуды. В гаком случае по первому договору вещь считалась переданной в момент его заключения, а по второму договору — возвращенной отчуждателю, но уже не как собственнику, а как ссудополучателю. Это — передача длинной рукой .

   Другое условие действительности традиции — ее основание. Таким основанием была обоюдная воля сторон на отчуждение и приобретение имущества, воплощенная в договорах. Определенный договор, мотивировавший волю сторон на перенесение собственности (законный титул), должен предшествовать передаче вещи.

Право собственности на вещь утрачивалось вследствие:

дереликции, то есть добровольного отказа лица от права собственности на вещь;

гибели вещи;

отчуждения вещи;

изъятия вещи у собственника (например, конфискация);

изъятия вещи из гражданского оборота.

 

3.    Защита права собственности осуществлялась вещными исками, действующими против любого нарушителя. В связи с неразрывным единством материального права и процессуального средства его защиты каждый иск представлял собой самостоятельную правовую фигуру, образуя в совокупности с другими систему исков, формировавшуюся в силу отмеченной особенности путем предоставления новых и новых исков. В римском частном праве около 70 видов исков, а наиболее важных отдельных исков более 40. Значительная часть из них — вещные иски, а также личные иски, направленные к защите права собственности (например, actio furti, предоставлявшийся собственнику, потерпевшему вред от кражи).

   Для права собственности основными исками были виндикационный и негаторный. Виндикационный иск (rei vindicatio) регламентировал действия собственника по отысканию и воз­вращению своей вещи, вышедшей против его воли из обладания, в соответствии с правилом: «Где бы я ни нашел свою вещь, там ее и виндицирую». Первоначально виндикация носила неограниченный характер. Позднее в целях обеспечения разнообразных потребностей развивающегося экономического оборота она была ограничена в интересах добросовестных, владельцев. Материально-правовое содержание виндикации, выраженное в преторской формуле, состоит в требовании невладеющего собственника (истца) к владеющему несобственнику (ответчику) о возврате (реституции) вещи. Причем ответчиком мог быть как держатель, так и владелец вещи — добросовестный и недобросовестный. Истец нес бремя доказывания принадлежности ему права собственности на спорную вещь. Ответчик, освобождаемый от обязанности представления доказательств, в силу того, что в его пользу свидетельствовал сам факт владения вещью, мог не только оспаривать приводимые истцом доказательства, но и приводить возражения, вытекающие из конкретных ситуаций, например, о принадлежащем ему праве залога, позволявшем удерживать вещь у себя. Кроме того, бонитарный обладатель имел действенное средство преторской защиты против квиритского собственника — возражение (exceptio) о вещи проданной и переданной ( возражения возможны лишь в рамках формулярного процесса).

   При доказанности истцом принадлежности ему права собственности на спорную вещь, она изымалась у ответчика, который, кроме того, утрачивал (в легисакционном процессе) внесенный залог.. В формулярном процессе вещь в надлежащем состоянии присуждалась истцу со всеми подами и приращениями, причем в формуле предусматривалась возможность возмещения ущерба в случае гибели, повреждения или ухудшения вещи. В связи с этим возникла необходимость регламентировать в соответствующих ситуациях ответственность добросовестных и недобросовестных владельцев. (Добросовестным признается владелец, который, получив вещь от лица, не уполномоченного на его отчуждение, не знал и не должен был знать об этом, недобросовестный — это тот владелец, который знал или должен был знать о том, что приобретает вещь от лица, не уполномоченного на его отчуждение). Ответственность добросовестного владельца за гибель или повреждение вещи и за плоды возникала со времени предъявления виндикационного иска. Он возвращал лишь наличные плоды. Недобросовестный владелец возмещал стоимость плодов, полученных за все время неправомерного обладания вещью, а также тех, которые он мог бы получить при надлежащей заботливости. Он отвечал за гибель вещи при допущении им хотя бы легкой небрежности, а если вещь погибала после предъявления иска — независимо от его вины, т. е. отвечал за случай.

   Негаторный иск (actio negatoria) направлен против нарушителей свободы собственности. В отличие от ситуации при виндикационном требовании истец не утрачивает владения вещью, но встречает реальные преграды в осуществлении своей собственности, например, некто через мой участок прогонял скот к водопою. В иске такое право не признается за нарушителем, поэтому интенция формулы в отношении ответчика сформулирована отрицательно: «если окажется, что Нумерию Негидию не принадлежит право прогона...». Бремя доказывания распределяется между сторонами: истец доказывал свое право собственности и нарушение его ответчиком, последний — свое право на ограничение свободы собственности истца. При удовлетворении иска подлежали возмещению истцу все убытки, связанные с нарушением.

   Кроме виндикационного и негаторного исков, защите права собственности служил Публицианов иск, который «был создан не для того, чтобы отнять вещь у собственника, и доказательством этого является эксцепция: «если эта вещь не принадлежит владельцу», а для того, чтобы добросовестный покупатель, получивший эту вещь по этому основанию во владение, лучше сохранял за собой вещь». Следовательно, Публицианов иск защищал интересы бонитарных обладателей и добросовестных владельцев, предоставляя им возможность требовать возврата вещей, владение которыми они утратили, так, как если бы они (благодаря фикции приобретательной давности) уже владели ими по квиритскому праву. Причем эксцепция подлинного собственника о своем квиритском праве обессиливалась эксцепцией бонитарного обладателя о том, что «вещь продана и передана».

Существовало несколько видов исков по защите права собственности. Основным являлся виндикационный иск.

   Виидикационный иск - это иск собственника об истребовании вещи из чужого незаконного владения. Цель иска - возвращение вещи собственнику.

   При легисакционном и формулярном процессе не только истец, но и ответчик обязаны были доказывать свое право на вещь. Если ответчик не выдвигал своих доводов, то автоматически проигрывал процесс. В эпоху экстраординарного процесса виндикация стала исключительно односторонним иском, то есть обязанность доказывания своего права собственности на вещь лежала теперь только на заявителе - истце. Ответчик мог ограничиться простым отрицанием иска. Если истцу не уда­валось доказать свое право собственности на вещь, в иске отказывалось.

   Ответственность незаконных владельцев была разной. Добросовестный владелец отвечал только за сохранность вещи с момента предъявления иска. Поэтому он не обязан был возмещать собственнику те плоды и доходы, которые ему удалось извлечь в период незаконного владения вещью. Более того, сам собственник был обязан возместить владельцу понесенные им расходы на содержание (сохранение) истребуемой вещи (на хранение, ремонт и т. д.). Недобросовестный владелец помимо возврата самой вещи обязан был также возместить собственнику стоимость плодов и доходов, которые он получил или должен был получить от владения вещью. Помимо этого он отвечал за гибель вещи даже и в том случае, если она произошла из-за его легкой небрежности.

Собственник нуждался в Защите и в том случае, когда он хотя и не лишался возможности владеть своим имуществом, однако кто-либо создавал препятствия в осуществлении собственником своих прав. Для защиты собственника в такой ситуации использовался негаторный иск.

Например, лицо на своем участке незаконно возвело стену, в результате чего существенно затруднился доступ света в соседний дом. В такой ситуации собственник дома не был лишен возможности владеть своим имуществом и поэтому не мог предъявить виндикационный иск, однако, так как его права как собственника были нарушены, он был вправе предъявить негаторный иск. Если иск удовлетворялся, ответчик был обязан снести возведенную им стену.

 

 

 

 

ТЕМА 9. ПРАВА НА ЧУЖИЕ ВЕЩИ.

1.Понятие прав на чужие вещи.

2.Сервитуты: вещные и личные.

3.Приобретение, утрата, защита сервитутного права.

4.Эмфитевзис, суперфиций

5.Залог и его формы..

 

1.    Помимо права собственности римское право знало также и права на чужие вещи.'

В данном случае право собственности на вещь принадлежит другому лицу, однако не собственник имеет ряд прав в отношении данной вещи.

Очевидно, что не собственник не мог иметь таких же широких правомочий по отношению к вещи как сам собственник, поэтому права на чужие вещи именуют также ограниченными вещными правами.

Выделялись следующие виды ограниченных вещных прав:

право пользования (использования) чужой вещью в одном или нескольких отношениях - сервитут;

права пользования и распоряжения чужой вещью:

а) залог;

б) эмфитевзис;

в) суперфиций.

2.   Сервитуты могли быть личными или вещными.

   Личный сервитут - это право пользования вещью определенным лицом, то есть подобный сервитут устанавливался в отношении конкретного лица и с его смертью прекращался. Например, "узуфрукт" - право пожизненного пользования земельным участком конкретным

лицом. Плоды от пользования вещью поступали в собственность пользователя.

   Вещный сервитут устанавливался в отношении не конкретного лица, а конкретной вещи, поэтому смена собственника данной вещи не приводила к прекращению действия сервитута. Например, собственник одного участка предоставляет право на проход через свой участок собственнику соседнего участка. Вещные сервитута могли быть дорожными (право прохода), водными (право черпания воды на соседнем участке или провода), сельскими, городскими (право на свет) и т.д.

 

3.   Все виды сервитутов по цивильному праву устанавливались посредством процессуальной цессии, а сельские – так же посредством манципации. Для сервитутов на провинциальные земли существовали упрощенные способы установления – неформальные договоры. Сервитуты возникали по различным основаниям: осуществление сельского сервитута в течение двух лет вело к его приобретению по давности.

4.   Эмфнтевзис - это отчуждаемое и передаваемое по наследству право долгосрочного пользования чужой сельскохозяйственной землей.

Эмфитевзис давал право:

• пользования чужой землей (в частности, собирать с нее урожай и плоды);

• залога земли;

• отчуждения земли;

• а также передачи ее по наследству.

Субъект эмфитевзиса обязан был уплачивать собственнику арендную плату, а государству - земельный налог. Неуплата арендной платы в течение трех лет вела к прекращению действия эмфитевзиса.

При отчуждении эмфитевзиса необходимо было уведомить об этом собственника, так как последний имел право преимущественной покупки. Также собственник имел право на получение не менее двух процентов с покупной цены эмфитевзиса. Эмфитевзис защищался теми же исками, что и право собственности.

Суперфиций - это отчуждаемое и передаваемое по наследству право возведения строения на чужой городской земле, а также право пользовал ния таким строением.

Право собственности на строение принадлежало не субъекту суперфиция, а собственнику земли, так как считалось, что строение следует за землей.

Суперфиций давал право:

• пользования строением;

• залога строения;

• отчуждения строения;

• передачи его по наследству.

5.    Залог - это право пользования и при определенных условиях распоряжения чужой вещью Цель залога - обеспечение исполнения обязательства.

Сущность залога состоит в том, что кредитор, которому заложена вещь, имеет право в случае неисполнения должником своего обязательства распорядиться данной вещью.

Виды залога в римском праве:

• фидуция (в древнейшее время);

• пигнус;

• ипотека.

   Фидуция заключалась в том, что посредством манципации должник отчуждал вещь в собственность кредитора, но с условием, что в случае исполнения обязательства кредитор обязан будет вернуть вещь в собственность должника.

Данная форма залога была невыгодна для должника, так как кредитор становился собственником вещи, которая передавалась ему в залог, и поэтому мог без согласия должника распоряжаться ею.    При пигнусе вещь передавалась не в собственность, а только во владение кредитора, поэтому в случае исполнения должником своего обязательства заложенная вещь подлежала возврату

    Ипотека - наиболее развитая и прогрессивная форма залога в Древнем Риме. При ипотеке предмет залога не передавался кредитору ни в собственность, ни во владение, и поэтому должник мог свободно пользоваться заложенным имуществом (например, земельным участком), что позволяло должнику быстрее исполнить свое обязательство перед кредитором.

В случае неисполнения должником своего обязательства предмет ипотеки не поступал в собственность кредитора, а подлежал обязательной продаже с торгов. Если вырученной суммы оказывалось недостаточно для удовлетворения требования залогодержателя - кредитора, то он мог предъявить к должнику обязательственный иск на недостающую сумму.

   Для установления залога не требовалось каких-либо формальностей, что не способствовало стабильности таких отношений, поскольку, в частности, новый залогодержатель не имел возможности проверить наличие или отсутствие предыдущих залогов на данную вещь.

   Чтобы обеспечить интересы кредитора, в эпоху абсолютной монархии было установлено, что ипотека, составленная письменно и в присутствии свидетелей, имеет предпочтение перед негласно установленной ипотекой.

 

 

 

 

 

ТЕМА 10. ОБЩЕЕ УЧЕНИЕ ОБ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ.

1. Понятие обязательств. Виды обязательств.

2.Основания возникновения обязательств.

3.Способы прекращения обязательств.

4.Понятие и виды договоров.

5.Условия действительности договоров.

6.Стороны обязательства. Замена лиц в    обязательстве

7..Прекращение договора.

8.Ответственность за неисполнение договора.

 

1.    Римское право определяло обязательство как "правовые оковы, в силу которых мы принуждаемся что-нибудь исполнить согласно законам нашего государства".

   В позднейший период обязательство стало рассматриваться как юридическое отношение между двумя лицами, в силу которого одно из них, именуемое кредитором, имеет право требовать от другого лица, именуемого должником, исполнения чего-либо в свою пользу.

   В древнейшее время в случае неисполнения должником своего обязательства кредитор имел право завладеть не только имуществом, но и личностью должника, вплоть до его убийства или продажи в рабство. Лишь в конце республиканской эпохи должник стал нести ответственность только своим имуществом. С этого момента можно говорить о полноценном юридически защищаемом обязательстве.

   В отличие от вещного права обязательство связывает только тех лиц, которые в нем участвуют, и поэтому кредитор может предъявить иск не ко всем, а только к лицу обязанному (должнику). Обязательство всегда является временным, так как изначально рассчитано на прекращение (исполнение) в ближайшее или более отдаленное время. Вещные же права (право собственности) устанавливаются на неопределенное время и не могут быть ограничены конкретным периодом.

Римское право различало четыре вида (группы) обязательств:

договорные,

как бы договорные;

делиютные;

как бы деликтные.

Критерием классификации было основание, из которого возникает то или иное обязательство.

2.    Выделялись следующие основания возникновения обязательств:

• договор (договорное обязательство);

• правонарушение (деликт) - деликтное обязательство;

• как бы договор.

• как бы деликт.

В ряде случаев лицо совершало действия, которые приводили к возникновению обязательства, которое прямо не подпадало ни под один из известных видов договоров.

Чтобы урегулировать данный пробел, применяли наиболее сходный с возникшим обязательством договор, и в результате получалось, что обязательство возникло как бы из договора. Например, одно лицо без специального на то поручения выполняет в пользу другого лица какое-либо полезное действие. Как следствие -возникает обязательство, во многом аналогичное тому, что устанавливается договором поручения, поэтому к такому обязательству применяли при определенных условиях положения договора поручения.

• Если обязательство возникало вследствие правонарушения, которое не подпадало ни под один из известных праву деликтов, то считалось, что оно возникло как бы из деликта.

3.       Основным и нормальным способом прекращения обязательства являлось его надлежащее исполнение.

Надлежащее исполнение означает:

• исполнение обязательства самим должником;

• исполнение надлежащему лицу, то есть кредитору или указанному им

лицу;

• исполнение соответствует содержанию обязательства. Например, заимодавец по договору займа обязан вернуть кредитору именно деньги, а не просто равноценное имущество. Последнее возможно лишь с согласия кредитора;

• место исполнения соответствует месту, определенному в обязательстве;

• исполнение произведено в срок, определенный обязательством.

Если кредитор отказывался от принятия исполнения, допускал просрочку в принятии исполнения или вообще отсутствовал, должник имел право исполнить обязательство путем внесения денежной суммы в депозит (хранение) казны, храма или банкира.

Другие основания прекращения обязательства:

• Новация, то есть замена одного вида обязательства другим. Например, до прекращения договора аренды стороны договариваются, что арендатор приобретает арендуемое им имущество, то есть договор аренды заменяется (новируется) договором купли-продажи.

• Зачет - погашение встречных однородных требований. Для зачета необходимо было наличие следующих условий:

а) требования должны быть встречными, то есть кредитором по предъявляемому к зачету требованию должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет;

б) требования должны быть однородными (например, деньги за деньги, зерно за зерно и т. д.);

в) оба требования должны быть такими, по которым срок исполнения уже наступил или определен моментом востребования.

• Прощение долга. Это было одностороннее действие кредитора, которым он объявлял об освобождении должника от долга.

• Совпадение кредитора и должника в одном лице (например, при наследовании)-

• Невозможность исполнения.

Такая невозможность могла быть как фактической, так и юридической. Фактическая невозможность - это, например, гибель индивидуально-определенной вещи.

Юридическая невозможность - это, например, издание закона, запрещающего исполнение какого-либо обязательства.

4.    Договор - это соглашение двух или более лиц об установлении какого-либо обязательства.

Первоначально договор именовался контрактом. Контракт заключался в строго установленной форме и только при соблюдении этого признавался и защищался квиритским правом. Со временем договорами стали также считаться неформальные соглашения лиц. Такие соглашения именовались пактами и, в отличие от контрактов, первоначально не пользовались исковой защитой, так как заключались без соблюдения установленной процедуры. Лишь в более позднее время ряд пактов получил защиту. В любом договоре выражается воля двух сторон, поэтому договор - это сделка двусторонняя.

   В то же время, в зависимости от того, устанавливалась ли обязанность только на одной стороне или же на обеих, договоры делились на односторонние и двусторонние (синаллагматические). Пример одностороннего договора - это договор займа. Обязанности в данном договоре лежат только на заемщике, так как он обязан в срок вернуть сумму займа. Заимодавец же никаких обязанностей не несет, а имеет лишь права: получить в срок сумму выданного займа.

   Пример двустороннего договора - договор купли-продажи. По данному договору продавец несет обязанности по передаче имущества, а покупатель обязан своевременно оплатить полученное им имущество.

 

5.    Договор считался действительным, только если при его заключении были соблюдены обязательные условия действительности договора.

Такими условиями являлись:

• соблюдение установленной формы договора (например, стипуляция не порождала юридических последствий, если должник первым выразил свою волю);

• соответствие воли волеизъявлению;

• наличие существенных условий в договоре;

• наличие основания (цели) договора (causa).

Воля - это желание лица заключить договор.

Волеизъявление - это воля, выраженная вовне.

Волеизъявление не соответствовало воле, если договор был заключен:

• под угрозой (сперва этому не придавалось никакого значения);

• под обманом;

• или под влиянием заблуждения. Заблуждение должно было быть существенным, то есть относиться к предмету договора, личности контрагента, к характеру самого договора и т. д.

Несущественное заблуждение, например о мотиве заключения договора, не влекло недействительности договора.

Существенные условия в договоре - это такие, без которых договор не может существовать и признается незаключенным. В каждом договоре есть свои существенные условия, и стороны обязаны были их согласовать (например, цена в договоре купли-продажи).

   В большинстве договоров стороны должны были определить цель, причину его заключения (causa). Такие договоры именовались каузальными. Например, в договоре купли-продажи покупатель, оплачивая товар, имеет цель получить в будущем этот товар. Не достижение цели в каузальном договоре влекло его недействительность

6.   Лица, заключавшие договор, становились его сторонами (субъектами).

Римское право, за редким исключением, требовало от сторон только личного заключения договора, то есть заинтересованные лица не могли заключить договор через представителя. Лишь в позднейшее время, и то только в виде исключения, было разрешено некоторые договоры зак­лючать через представителя (например, договор займа).

   Договор мог быть самостоятельно заключен только дееспособным лицом.

За недееспособных действовали их законные представители (родители, опекуны, попечители).

Недееспособные в возрасте старше 7 лет могли самостоятельно заключать только те договоры, которые приводили к увеличению принадлежащего им (семье) имущества. На остальные сделки необходимо было согласие законного представителя.

   Не исключалась возможность участия в одном договоре нескольких кредиторов или нескольких должников Соответственно, если в договоре было несколько кредиторов и только один должник или несколько должников и только один кредитор, то такое обязательство именовалось корреальным. Корреальное обязательство прекращалось не только исполнением, но и иными способами, например, когда кредитор доводил иск к одному из кредиторов до конца производства "in iure", хотя бы в дальнейшем кредитор и не смог добиться удовлетворения по своему иску.

   Солидарное обязательство возникало только по отношению к содолжникам и означало, что кредитор вправе требовать исполнения в полном объеме от любого из должников. Прекращалось солидарное обязательство только при условии фактического исполнения (удовлетворения) требования кредитора.

Замена лица в обязательстве означает, что права кредитора или должника по договору, а также в иных случаях переходят к другим лицам.

Основания замены лица в обязательстве:

• переход обязательства по наследству. Наследник отвечал по долгам наследодателя только в части того имущества, которое ему досталось;

• цессия;

• перевод долга.

Цессия - это уступка кредитором своего права требования другому лицу, то есть замена кредитора в обязательстве. Первоначально цессия была абсолютно запрещена. В дальнейшем цессия была признана допустимой. На совершение цессии не надо было получать согласие должника, так как для него личность кредитора, по общему правилу, не имеет существенного значения. Однако необходимо было уведомить должника о состоявшейся уступке требования, так как в противном случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признавалось исполнением надлежащему кредитору.

   Не допускался переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требования об алиментах, о возмещении вреда и т. д.

   Запрещалось также передавать права, если по ним уже был предъявлен иск. Стороны могли в договоре исключить возможность цессии.

   Перевод долга - это замена одного должника в обязательстве другим. Для перевода долга необходимо было получить согласие кредитора, так как в любом обязательстве личность должника имеет существенное значение. Перевод долга оформлялся в виде новации, то есть путем заключения нового договора между кредитором и новым должником. В результате договор между кредитором и первоначальным должником прекращался

7.    Основным и нормальным способом прекращения договора является его должное исполнение.

Должное исполнение означает:

• исполнение обязательства самим должником;

• исполнение надлежащему лицу, то есть кредитору или указанному им лицу;

• исполнение соответствует содержанию договора. Например, заимодавец по договору займа обязан вернуть кредитору именно деньги, а не просто равноценное имущество. Последнее возможно лишь с согласия кредитора;

• место исполнения соответствует месту, определенному в договоре;

• исполнение в срок, указанный в договоре. Досрочное исполнение было возможно только с согласия кредитора или если это не нарушало его интересов.

Другими способами прекращения договора являлись:

Новация, то есть замена одного договора другим. Например, до прекра­щения договора аренды стороны договариваются, что арендатор приобретает арендуемое им имущество, то есть договор аренды заменяется (новмруется) договором купли-продажи.

Зачет - погашение встречных однородных требований. Для зачета необходимо было наличие следующих условий:

а)требования должны быть встречными, то есть кредитором по предъявляемому к зачету требованию должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет;

6) требования должны быть однородными (например, деньги за день­ги, зерно за зерно и т. д.);

в) оба требования должны быть такими, по которым срок исполнения уже наступил или определен моментом востребования.

Прощение долга. Это было одностороннее действие кредитора, которым он объявлял об освобождении должника от долга.

Совпадение кредитора и должника в одном лице (например, при наследовании).

 

8.   В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своего обязательства он нес ответственность перед кредитором. Тем не менее одного факта нарушения условий договора было недостаточно для наступления ответственности, необходимо было также доказать вину должника в возникших у кредитора убытках.

   Формы вины в римском праве:

умысел (dolus). За умысел должник отвечал всегда и независимо от вида договора. Более того, соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение договора признавалось недействительным;

неосторожность (небрежность), которая могла быть в двух формах:

а) грубая небрежность, то есть когда должник не предусмотрел того, что мог предусмотреть любой средний человек;

б) легкая небрежность, то есть когда должник допустил такое поведение, которое бы не допустил хороший, заботливый хозяин вещи.

   За грубую неосторожность, как и при умысле, должник отвечал по любому договору, а за легкую небрежность - только в тех договорах, которые нельзя было считать заключенными только в интересах кредитора. Например, лицо, которое бесплатно обязуется хранить вещь (хранитель), будет отвечать в случае гибели вещи, только если будет установлен его умысел или грубая неосторожность. При легкой небрежности ответственность не наступит, так как договор был заключен исключительно в интересах поклажедателя (кредитора).

   Римское право знало понятие случая и непреодолимой силы.

Случай - это то, что заранее никто не может предвидеть. Если нарушение договора было вызвано действием случая, то должник освобождался от ответственности, так как в произошедшем не было его вины.

Непреодолимая сила (форс-мажор) - это чрезвычайное и непредотвратимое, при данных условиях , обстоятельство (наводнение, землетрясение, война и т. д.).

В отличие от случая форс-мажор нельзя предотвратить, даже если о нем будет известно заранее.

Если нарушение условий договора было вызвано действием непреодолимой силы, то должник также освобождался от ответственности.

• Основным последствием нарушения договора являлась обязанность должника возместить убытки (вред), возникшие у кредитора.

По своему характеру убытки могли быть двух видов:

реальный ущерб;

упущенная выгода

   Реальный ущерб означал для кредитора потерю того, что уже входило в состав его имущества. Например, по вине хранителя погибло имущество кредитора.

   Упущенная выгода - это неполученные доходы, которые кредитор получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Так, если по вине нанимателя погибло строение наймодателя, то неполученная за оставшееся время договора наемная плата является для наймодателя упущенной выгодой, которую он вправе взыскать с нанимателя.

   Кредитор был вправе требовать с должника возмещения как реального ущерба, так и упущенной выгоды. Поимо убытков кредитор был вправе взыскать с должника и проценты. Проценты взыскивались в случае просрочки должником срока исполнения договора. При просрочке должник отвечал и за случайно наступивший вред.

 

 

 

 

ТЕМА 11. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ.

1.Общая характеристика договоров.

2.Вербальные договоры

3.Литтеральные договоры.

4.Консенсуальные договоры(договор купли-продажи; найма: вещей, услуг ,работ(подряда); договор поручения; товарищества).

5Реальные договоры (договор займа; ссуды; хранения; заклада).

6.Безыменные контракты

7.Пакты и их виды.

 

1.   Римское право различало четыре вида (группы) контрактов:

вербальные контракты,   

литтеральные контракты,

реальные контракты;

консенсуальные контракты.

   Помимо указанных выше договоров со временем стали появляться новые виды договоров, которые не подпадали под данную классификацию. В связи с этим римляне именовали данные договоры безыменными. В то же время некоторые из безыменных договоров все-таки получили название (например, договор мены).

      В древнереспубликанском праве формализм проявлялся не только при заключении договора, но и при толковании его положений в суде.

По толкованию различали договоры строгого права и договоры, основанные на доброй совести.

Суд при толковании договора был полностью связан его буквой и обязан был воспринимать его положения буквально. В связи с этим не придавалось значения смыслу договора, а также тому, что сами стороны хотели выразить в заключенной ими сделке, даже если это было очевидным.

Договоры, допускавшие только буквальное толкование, именовались договорами строгого права. Например, договор займа (mutuum).

   С развитием экономики и хозяйственного оборота Древнего Рима буквальное толкование договоров стало невозможным. Суд стал более самостоятелен и уже не давал защиты формально правильным требованиям, вытекавшим из буквы договора, если, однако, они были следствием явной недобросовестности истца, то есть суд истолковывал договор по доброй совести.

   В связи с этим подобные договоры именовались договорами, основанными на доброй совести (справедливости).

   Постепенно суд стал в первую очередь принимать во внимание не букву договора, а его смысл и содержание.

   Все позднейшие виды договоров - реальные и консенсуальные - являлись договорами доброй совести (исключение - договор займа).

Наиболее древним видом договора был вербальный контракт.

2.Вербальный контракт заключался в устной форме, и для его действительности необходимо было произнести определенные слова в строго установленном порядке.

Основным вербальным контрактом являлась стипуляция.

Стипуляция заключалась в форме устного вопроса кредитора к будущему должнику и такого же ответа должника. Например: "Обещаешь дать СТО?" - "Обещаю". Стипуляция порождала только одностороннее обязательство, то есть одной стороне по договору принадлежало только право, а другой - только обязанность.

   Обязательство из стипуляции носило абстрактный характер, и поэтому для доказательства долга достаточно было доказать сам факт стипуляции. Основание, таким образом, не входило в число ни существенных, ни случайных элементов стипуляции, что отличало стипуляцию от большинства иных договоров, которые при отсутствии основания не приобретали юридической силы. При стипуляции кредитор вправе был требовать с должника только сумму долга и не мог потребовать ни процентов, ни убытков, вызванных неисполнением должником своего обязательства.

   В дальнейшем строгий формализм стипуляции перестал быть обязательным, и для доказательства факта стипуляции стали составлять письменные акты

Другими типами вербальных договоров были:

обещание предоставить приданое;

клятвенное обещание вольноотпущенника.

 

3.Литтеральным контрактом назывался договор, который заключался в письменной форме.

Древнейшей формой литтерального договора была запись в приходно-расходной книге, которая велась римскими гражданами. У кредитора запись шла в графу доходов, а у должника - в графу расходов. В конце периода подводился общий итог.

В классический период литтеральный договор стал оформляться распиской, что значительно облегчило порядок заключения такого договора. Если расписка излагалась от имени третьего лица (должника), то она именовалась синграфом, а если излагалась в первом лице самим должником, то - хирографом.

Расписка могла быть оспорена в течение двух лет со дня ее выдачи.

4.Консенсуальный контракт - это такой договор, который считался заключенным с момента достижения сторонами соглашения. Передача вещи рассматривалось уже как исполнение консенсуального контракта. Консенсуальными контрактами являлись.

• договор купли-продажи;

• договор найма;

• договор поручения;

• договор товарищества.

Консенсуальные контракты возникли позднее остальных видов контрактов и имели наиболее важное значение в хозяйственной жизни Древнего Рима.

Договор купли-продажи

Договор купли-продажи - это консенсуальный контракт, по которому одна сторона (продавец) обязуется предоставить вещь (товар) в собственность другой стороне (покупатель), а другая сторона - покупатель - обязуется принять этот товар и уплатить за него продавцу установленную в договоре денежную сумму.

Существенными условиями любого договора купли-продажи являлись: предмет договора (конкретный товар) и цена.

Стороны должны были в обязательном порядке согласовать то, что будет предметом договора купли-продажи.

   Предметом договора купли-продажи могли быть как вещи телесные (например, дом, зерно), так и нематериальные (например, право требования). Главное, чтобы вещь не была изъята из оборота. Предметом договора могли быть как вещи, уже существующие в натуре, так и те, которые появятся или поступят в собственность продавца только в будущем. Благодаря этому было возможно заключать договоры под отлагательным вещи и т. д. (например, устанавливалось, что предметом договора купли-продажи будет не просто зерно, а зерно, находящееся на конкретном складе продавца).

   Цена была вторым существенным условием договора купли-продажи.

Цена должна была выражаться только в денежной сумме, так как в противном условием, то есть обязательство из данного договора возникало не с момента заключения договора, а лишь тогда, когда наступало. обстоятельство, оговоренное сторонами договора (например, созревание урожая в поле).

   Предмет договора купли-продажи должен был быть определенным образом индивидуализирован, и поэтому вещи, определенные родовыми признаками, не могли отчуждаться по договору купли-продажи. Подобные вещи отчуждались в форме стипуляции.

В связи с этим требовалась индивидуализация вещей, определенных родовыми признаками (если только это было возможно). Такая индивидуализация достигалась путем указания на место хранения данных вещей, особых признаков случае был бы не договор купли-продажи, а договор мены.

   Цена в договоре должна была быть определенной и реальной. Определенность цены означала, что обе стороны правильно оценивают размер цены и согласны с ней. Реальность цены договора означала, что цена должна была по общему правилу соответствовать нормальной (обычной) стоимости аналогичного товара, который обращается на рынке. Такое требование было введено, с тем, чтобы под видом мнимой продажи не совершалось дарение в обход установленной для него процедуры. В эпоху империи были предприняты попытки принудительного регулирования размера покупной цены. Например, продавец был вправе требовать расторжения договора, если вещь была продана дешевле половины действительной ее стоимости. На практике, однако, данные меры большого распространения не получили.

   Продавец вещи обязан был:

• гарантировать покупателя от эвикции, то есть передать товар покупателю свободным от прав любых третьих лиц, в том числе действительного собственника;

• поставить товар надлежащего качества либо предупредить покупателя об имеющихся недостатках вещи и в первую очередь о скрытых недостатках, то есть о тех, которые не могут быть обнаружены при простом осмотре.

   Покупатель был обязан своевременно принять и оплатить поставленный ему товар.

Особенностью договора купли-продажи было то, что покупатель оставался обязанным оплатить товар даже и в том случае, если товар случайно погиб еще до передачи его покупателю. Таким образом, риск случайной гибели проданной вещи лежал на покупателе, что было исключением из общего правила, в соответствии с которым риск случайной гибели вещи всегда нес только ее собственник.

   В целях обеспечения исполнения договора стороны при его заключении могли договориться о задатке. Задатком признавалась определенная денежная сумма, которую вносил покупатель в счет оплаты приобретенной им вещи. Если в дальнейшем покупатель отказывался от исполнения договора, то задаток оставался у продавца, если же от исполнения договора отказывался продавец, то он был обязан вернуть покупателю двойную сумму задатка.

   Продавец прежде всего нес ответственность за эвикцию вещи.

Эвикция - это истребование (виндикация) вещи ее действительным собственником или держателем. В результате покупатель лишался права собственности на приобретенную им вещь.

При эвикции продавец был обязан вступить в дело на стороне покупателя и защитить его от эвикции. Если это не удавалось, то покупатель был вправе на основании иска взыскать с продавца понесенные им убытки. В частности, покупатель был вправе требовать с продавца двойной суммы покупной цены. Иск на основании эвикции не давался, если покупатель лишился вещи по собственной вине. Например, если будет установлено, что покупатель еще до заключения договора уже знал о лежащих на товаре обременениях.

   Ответственность продавца за ненадлежащее качество поставленного товара формировалась постепенно. По цивильному праву продавец нес ответственность только в том случае, если он обещал покупателю, что вещь не имеет каких-либо недостатков, а между тем они у вещи имелись. Аналогично, если продавец знал о недостатках вещи, но умышленно не сообщил о них покупателю. Таким образом, первоначально продавец не отвечал за скрытые и иные недостатки вещи, которые ему были неизвестны.

   В дальнейшем, в эпоху принципата и империи, было установлено, что продавец несет ответственность за недостатки проданной им вещи и в том случае, когда он не знал и не мог знать о подобных недостатках.

   В случае приобретения некачественного товара покупатель был вправе предъявить по своему усмотрению против продавца один из двух исков:

   • иск о расторжении договора и возврате уплаченной цены;

   • иск об уменьшении покупной цены.

   Исковая давность в отношении иска о возврате уплаченной цены была установлена в шесть месяцев, а в отношении уменьшения покупной цены - в один год.

   Если продавец не передавал вещь, то она в случае удовлетворения иска покупателя изымалась принудительно

   Если покупатель в срок не оплачивал приобретенный им товар, то продавец по иску взыскивал с него стоимость проданной вещи, а также проценты за просрочку.

   Договор найма и его виды

Договор найма в римском праве понимался более широко, чем в настоящее время.

   Видами договора найма являлись: договор найма вещей;договор найма услуг; договор найма работ или подряд.

Существенными условиями любого договора найма являлись предмет найма и наемная плата

Договор найма вещей - это консенсуальный контракт, по которому одна сторона (наймодатель) была обязана предоставить другой стороне (нанимателю) определенную вещь в пользование, а другая сторона - наниматель - была обязана уплачивать за это наймодателю определенное вознаграждение (наемная плата) и по окончании действия договора вернуть вещь в целости и сохранности.

   Предметом договора могли быть как движимые, так и недвижимые вещи, но при условии, что они являются не потребляемыми, так как, в противном случае, наниматель не мог бы вернуть вещь по окончании договора.

   Наемная плата по общему правилу должна была выражаться только в денежной форме. Исключение было сделано лишь при найме (аренде) земельных участков, где наемная плата могла быть выражена и в натуральной форме (например, в виде доли от полученного на арендованном участке урожая)

   В обязанности наймодателя входило не только своевременное предоставление вещи в пользование, но и обеспечение в течение всего срока найма возможности нанимателю спокойно и надлежаще пользоваться вещью. Для этого наймодатель был обязан проводить, в случае необходимости, ремонт переданной внаем вещи, устранять препятствия, которые чинились третьими лицами нанимателю, самому не чинить никаких помех и т. д. В случае передачи вещи с недостатками наниматель был вправе расторгнуть договор или потребовать уменьшения наемной платы.

   Риск случайной гибели сданного внаем имущества лежал на наймодателе. В обязанности нанимателя входило пользоваться вещью в соответствии с условиями договора или ее назначением, а также своевременно вносить наемную плату.

   Если наемная плата была установлена в натуральной форме (например, урожаем) и наниматель в силу действия непреодолимой силы не смог осуществить платеж (урожай уничтожен), то он освобождался от внесения наемной платы.

   Наниматель нес ответственность за любое повреждение вещи, если это произошло по его вине, в том числе и при легкой небрежности.

   Если наниматель произвел какие-либо улучшения вещи, то он имел право на возмещение своих затрат только в том случае, если эти улучшения были целесообразны. В противном случае наниматель мог только отделить свои улучшения от вещи, но при этом не должно было быть ухудшения или повреждения вещи. Наниматель имел право сдавать вещь в субнаем, но ответственным перед наймодателем оставался он.

   При переходе права собственности на вещь новый собственник мог отказаться от договора и потребовать передачи ему вещи. В таком случае наймодатель нес ответственность перед нанимателем за досрочное прекращение договора.

   Договор прекращался с истечением срока Если ни одна из сторон не заявляла об окончании договора, то он продолжался. Смерть одной из сторон не прекращала действия договора.

   Договор мог быть расторгнут в одностороннем порядке как наймодателем, так и нанимателем

   Наниматель вправе был расторгнуть договор в том случае, если используемая им вещь не приносила желаемого результата. Наймодатель мог расторгнуть договор, если у него возникла острая необходимость в том имуществе, которое он сдал внаем. Такое же право было у наймодателя и в том случае, когда наниматель уклонялся от внесения наемной платы более двух лет подряд

   Договор найма услуг - это консенсуальный контракт, по которому одна сторона (нанявшийся) принимала на себя обязательство выполнить в пользу другой стороны (нанимателя) определенные услуги, а другая сторона - наниматель - обязывалась оплатить эти услуги.

   Договор найма услуг мог быть заключен как на конкретный срок, так и без указания срока. В последнем случае каждая сторона имела право в любое время заявить об отказе от исполнения договора. Нанявшийся был обязан лично исполнять те услуги, которые были определены в договоре.

   Если нанявшийся готов был исполнять услуги, однако наниматель этим не воспользовался, то нанявшийся сохранял право на вознаграждение. Однако если в этот период нанявшийся получил плату за работу на стороне, то эта плата засчитывалась в счет вознаграждения.

   При договоре найма морских перевозок действовал Родосский закон о выброшенном. Смысл его заключался в том, что если для снятия судна с мели необходимо было выбросить с борта часть груза, то возникшие в связи с этим потери делились между судовладельцем и грузовладельцем пропорционально стоимости судна и груза.

   Договор подряда - это консенсуальный контракт, по которому одна сторона (подрядчик) принимала на себя обязательство выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу, а заказчик обязывался принять результат работы и оплатить его.

Предметом (целью) договора подряда является не оказание каких-либо услуг, а изготовление или переработка индивидуально-определенной вещи, то есть овеществленный материальный результат.

   Если основной материал для работы предоставлялся заказчиком, то договор рассматривался не как подряд, а как купля-продажа.

Подрядчик был вправе привлекать для выполнения работ третьих лиц, однако ответственным перед заказчиком оставался он. Риск случайной гибели работы до ее сдачи заказчику лежал на подрядчике, а после сдачи - на заказчике. Подрядчик отвечал за любую вину, в том числе и за легкую небрежность.

   Договор поручения - это консенсуальный контракт, по которому одно лицо (доверитель) поручало, а другое лицо (поверенный) безвозмездно принимало на себя исполнение каких-либо действий в пользу доверителя.

Предметом договора поручения могли быть как действия юридического характера (заключение сделки), так и фактического (бесплатный ремонт).

Самым главным признаком договора поручения была его безвозмездность. Если вознаграждение и выплачивалось, то только по желанию доверителя и носило форму не платы, а гонорара.

Поверенный был обязан выполнить поручение в полном соответствии с указаниями доверителя. Изменять поручение, даже если это было к выгоде доверителя, поверенный не имел права. Если же поверенный превысил свои полномочия или совершил действия без согласования с доверителем, то последний был вправе отказаться от всего для него приобретенного.

   Не требовалось обязательного личного исполнения поверенным взятого на себя обязательства. Однако поручение должно было быть исполнено лично поверенным, если это было прямо предусмотрено в договоре или вытекало из существа обязательства. Если поверенный имел право прибегать к услугам помощников, то перед доверителем он отвечал только за правильный выбор помощника, но не за его действия.

   Поверенный был обязан передать доверителю результаты исполнения поручения и предоставить отчет.

   Если поверенный уклонялся от передачи всего приобретенного для доверителя, последний имел право предъявить иск из поручения. Удовлетворение по этому иску влекло для поверенного "infamia" (бесчестье).

   Несмотря на то что поверенный исполнял свои обязанности безвозмездно, он был обязан возместить доверителю все возникшие у того убытки, в том числе и из-за легкой небрежности поверенного.

   Доверитель был обязан принять результат, достигнутый при исполнении поручения, а также компенсировать поверенному все расходы, который тот понес в связи с исполнением поручения.

Если доверитель от компенсации уклонялся, то поверенный имел право предъявить к нему иск.

   Договор поручения прекращался:

надлежащим исполнением;

в результате одностороннего отказа любой из сторон договора. Поверенный мог отказаться от поручения только в том случае, если это не приведет к ущербу для доверителя, поэтому об отказе следовало заявлять заблаговременно;

смертью одной из сторон.

Вместе с тем наследники умершего поверенного были обязаны продолжать исполнение поручения до момента, пока доверитель не сможет принять исполнение на себя либо перепоручить его другому лицу.

Указанные выше основания прекращения договора поручения свидетельствуют о большой степени личного фактора в процессе его исполнения. Договор поручения не следует смешивать с договором поручительства.

   Договор поручительства - это договор, по которому одно лицо (поручитель) обязывалось перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. Поручительство являлось способом обеспечения исполнения обязательства.    Поручительство устанавливалось в форме стипуляции. Кредитор задавал вопрос должнику, а затем обращался к поручителю с вопросом типа "Обещаешь ли дать то же самое?". Поручитель должен был ответить "Обещаю".

Поручительство не могло превышать размера того обязательства, исполнение которого оно обеспечивало.

   Поручительство, хотя и имело акцессорный (добавочный) характер, однако не признавалось субсидиарным обязательством. Это означало, что ответственность поручителя наступала с момента невыполнения должником своих обязательств перед кредитором, а не после невозможности взыскать долг с должника. Таким образом, кредитор, не получивший в срок исполнения по обязательству, имел право, по своему усмотрению, предъявить иск или к должнику, либо непосредственно к поручителю. По праву Юстиниана кредитор должен был попытаться взыскать долг с должника и лишь в случае неудачи мог обратиться с требованием к поручителю.

   После того, как поручитель исполнил свое обязательство, то есть уплатил долг должника, он получал к нему право регресса. Право регресса - это право поручителя взыскать уплаченную им сумму с лица, за которого он поручился (то есть с должника).

   Если в стипуляции, которой устанавливалось поручительство, вопрос и ответ выражались с помощью глагола "обещаю", то поручитель имел право предъявить к должнику иск на основании закона Публилия (III век до н. э.). По данному иску уплаченная поручителем сумма взыскивалась с должника не в одинарном, а в двойном размере.

   Договор товарищества - это консенсуальный контракт, по которому двое или несколько лиц (товарищей) объединяли свои вклады для достижения какой-либо общей для них цели (результата). Договор товарищества не приводил к созданию нового лица (организации). Субъектами прав и обязанностей оставались сами товарищи.

   Договор товарищества признавался таковым, только если у товарищей была общая для всех них цель (строительство дороги, возведение дома, управление предприятием и т. д.). Отсутствие общей цели вело к недействительности договора.

   Договор товарищества приводил к образованию имущественной общности между товарищами. Товарищи могли установить разные формы (степень) такой общности. Можно было установить общность всего имущества, и тогда возникало право общей собственности всех лиц, участвующих в товариществе, на все их имущество, включая, и на все последующие приобретения. Общность могла носить и более ограниченный характер, если возникала в том случае, когда товарищи лишь делали вклады на общее дело (деньги, вещи, услуги и т. д.). Вклады необязательно должны были быть равны, однако при отсутствии специальных на то указаний, вклады предполагались равными.

   Возможно было также передать в качестве вклада не само имущество, а лишь право пользования им. В таком случае индивидуальное право собственности сохранялось за товарищем.

   Размер доли влиял на порядок участия товарища в прибылях и убытках. Прибыли или убытки по общему правилу ложились на товарища пропорционально его доли участия. Но ничто не мешало товарищам изменить данное правило и установить, что какой-либо товарищ или несколько товарищей участвуют в прибыли в большей доле, чем их вклады или чем иные товарищи, а в убытках - в меньшей, и наоборот.

   Однако не допускалось, чтобы один или несколько товарищей несли только убытки, без какого-либо участия в прибыли или, наоборот, участвовали только в прибыли и полностью освобождались от несения убытков.

   Срок не являлся существенным условием договора, и поэтому товарищество могло создаваться и на неопределенный срок.

    Каждый товарищ обязан был внести свой вклад в товарищество.

Если вещь, вносимая в качестве вклада, была индивидуализирована, то риск случайной гибели этой вещи ложился на всех товарищей сразу же после заключения договора. Если же вносилась вещь, определенная родовыми признаками, то риск случайной гибели ложился на всех товарищей только после ее фактической передачи.

   Члены товарищества сообща управляли общими делами, однако для удобства могли это управление поручить любому из них.

   Товарищ был обязан внимательно относиться к делам товарищества, а также к интересам других участников договора.

   Особенность договора заключалась в том, что должное (внимательное) поведение товарища определялось не уровнем "среднего" человека, а тем уровнем внимательности, на которой он фактически находится. На практике это означало, что если товарищ в обычной жизни к своим делам относится небрежно, то такое же небрежное, невнимательное отношение к делам товарищества ему нельзя было поставить в вину. За умысел товарищ отвечал во всех случаях.

   Каждый из товарищей был обязан получаемое им при ведении общего дела имущество не присваивать себе, а относить на общий счет для распределения между всеми товарищами. Каждому товарищу давался иск против другого товарища. Удовлетворение такого иска влекло для ответчика "infamia" (бесчестье). Данный факт свидетельствует о доверительном, личностном характере договора товарищества.

   Товарищество не образовывало юридического лица, поэтому каждый товарищ; вступая в отношения с третьими лицами, действовал только от своего имени. Соответственно все права и обязанности возникали у самого товарища. В связи с этим, ответственность за неисполнение обязательства нес конкретный товарищ, но не товарищество в целом.

Основания прекращения договора товарищества:

• достижение поставленной цели;

•отказ какого-либо товарища от участия в договоре. Если договор был заключен на определенный период, то для отказа необходима была ува­жительная причина, так как в противном случае отказавшийся товарищ освобождал других товарищей от обязанностей по отношению к себе, но не себя по отношению к ним, то есть его обязанности, по отношению к товариществу, сохранялись;

• несостоятельность одного из товарищей;

• смерть одного из товарищей.

5.   Реальный договор (контракт) - это договор, который вступал в силу не с момента соглашения сторон (пусть даже и письменного), а лишь с момента фактической передачи вещи.

Обещание передать вещь не имело никакого юридического значения и не порождало обязательства, поэтому в случае спора судья первым делом выяснял, была ли передана сама вещь.

Реальными договорами являлись:

• договор займа;

• договор ссуды;

• договор хранения;

• договор заклада.

   Договор займа

Договор займа - это реальный контракт, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона - заемщик - обязывалась по истечении срока, указанного в договоре, вернуть такую же денежную сумму или такие же вещи, определенные родовыми признаками. Первоначально деньги или вещи передавались взаймы в форме сделки "nexum", которая совершалась в торжественной обстановке и с обязательным соблюдением множества формальностей. Заем мог быть передан и в форме стипуляции.

   По мере развития хозяйственного оборота заключение займа в указанных выше формах стало слишком затруднительным и уже больше не соответствовало новым требованиям гражданского оборота. Поэтому постепенно юридическую защиту стали получать и неформальные договоры займа, которые сопровождались лишь передачей денег или иного имущества без соблюдения каких-либо формальностей.

Так появилась и быстро получила развитие новая форма займа - реальный договор займа.

   Признаки договора займа:

• заем - это реальный договор, то есть считался заключенным с момента передачи денег или родовых вещей. До фактической передачи денег или вещей никакие соглашения сторон юридической силы не имели;

• предмет договора - только деньги или вещи, определенные родовыми признаками (зерно, кирпич, масло и т. д.). Индивидуально – определенная вещь не могла быть предметом договора займа, так как, предоставленные взаймы вещи, переходили в собственность заемщика, и поэтому возвратить он должен был не те же вещи, которые фактически получил, а только того же количества и рода;

• вещи передавались в собственность заемщика;

• риск случайной гибели полученных взаймы вещей лежал на заемщике. Договор займа порождал строго одностороннее обязательство. Это означало, что у заимодавца после передачи имущества не было никаких обязанностей перед заемщиком, а были лишь права. У заемщика, наоборот, не было никаких прав по отношению к заимодавцу, но была обязанность - вернуть в установленный срок деньги или иное имущество.

   Заемщик обязан был вернуть вещь того же рода, то есть если он одолжил деньги, то он должен был вернуть именно их, но не другое имущество, пусть даже и равноценное.

   Договор займа по общему правилу предполагался беспроцентным. Чтобы договор стал процентным, необходимо было это специально указать в договоре или заключить отдельное соглашение. Римское право ограничивало максимальный размер процентов. В классическом праве максимальный размер процентов не мог превышать 1% в месяц, а в праве Юстиниана - 6% в год (для торговцев - 8% в год). Начисление процентов на проценты (анатоцизм) было запрещено. Срок не являлся существенным условием договора займа, поэтому договор мог был быть заключен как на определенный период, так и без срока. В бессрочном договоре заимодавец мог потребовать возврата займа в любой момент.

   При императоре Веспасиане (I в. н. э.) был издан акт, который запретил предоставлять денежные займы подвластным детям без согласия или ведома домовладыки

   Если заемщик не возвращал в срок сумму займа, то заимодавцу давались иски строгого права, то есть судья при рассмотрении спора был связан буквой договора и не мог принимать возражения ответчика, если, они были основаны на требованиях справедливости. Первоначально (по цивильному праву) заимодавцу давался цивильный иск о возврате неосновательного обогащения. В данном случае иск вытекал еще не столько из самого договора займа, сколько из простого факта передачи вещей от одного лица другому (отсюда и иск из неосновательного обогащения, а не из самого займа). Лишь когда преторское право стало вытеснять цивильное, заимодавцу стал даваться иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа.

   Нередко бывало, что кредитор, опираясь лишь на один формальный момент - расписку должника, предъявлял иск о взыскании суммы займа, которую он на самом деле никогда должнику не предоставлял, то. есть фактически злоупотреблял своим правом. В таком случае должник получал право ссылаться на явную недобросовестность истца.

Должник мог и сам, не дожидаясь иска кредитора, предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на то, что заем не был предоставлен.

   Факт неполучения займа должен был доказывать сам должник независимо от того, кто предъявлял иск. Это ставило должника в затруднительное положение.

   Лишь в конце эпохи империи бремя доказывания было перенесено на кредитора: теперь именно он должен был доказать факт передачи займа.

   Договор ссуды

   Договор ссуды - это реальный контракт, по которому одна сторона (ссудодатель) передавала другой стороне (ссудополучателю) индивидуально - определенную вещь во временное безвозмездное пользование, а другая сторона - ссудополучатель - обязана была по окончании договора вернуть ту же самую вещь в целости и сохранности.

   Признаки договора ссуды:

• договор ссуды - это реальный договор, то есть обязательство возникало лишь с момента фактической передачи имущества в пользование;

• предмет договора - только индивидуально-определенная вещь;

• вещи передавались не в собственность, а лишь во временное пользование ссудополучателю;

• ссуда всегда была безвозмездна;

• риск случайной гибели лежал на ссудодателе, так как он оставался собственником переданного имущества.

Договор ссуды порождал одностороннее обязательство.

Это означало, что у ссудодателя после передачи имущества не было никаких обязанностей перед ссудополучателем, а были лишь права. У ссудополучателя, наоборот, не было никаких прав по отношению к займодавцу, но была обязанность - вернуть в установленный срок имущество. Обязанности на стороне ссудодателя могли возникнуть только случайно, по его собственной вине (например, передана неисправная вещь, которая причинила ссудополучателю ущерб). Срок не являлся существенным условием договора ссуды, поэтому договор мог быть заключен как на определенный период, так и без срока. В бессрочном договоре ссудодатель мог потребовать возврата вещи в любой момент.

Так как ссудополучатель пользовался вещью безвозмездно, то он отвечал за всякую свою вину, в том числе и за легкую небрежность.

Только случай освобождал ссудополучателя за ущерб, причиненный вещи.

Если ссудополучатель не возвращал в установленный срок вещь, то ссудодатель имел право как собственник предъявить виндикационный иск. Если вещи был причинен ущерб, то ссудодатель был также вправе требовать возмещения убытков.

   Ссудодатель не извлекал никакой выгоды, заключая договор ссуды, поэтому он нес ограниченную ответственность и отвечал только за умысел и грубую неосторожность. Если ссудодатель передал ссудополучателю в пользование некачественную вещь, отчего у последнего возникли убытки, то ссудополучатель вправе был предъявить, так называемый, обратный - встречный иск из договора ссуды. Такое название иска объясняется тем, что обязанности ссудодателя могли возникнуть, а могли и нет. В то же время, так как у ссудополучателя всегда были обязанности, то иск ссудодателя к ссудополучателю именовался основным (прямым) иском из договора ссуды.

Договор ссуды нельзя смешивать с другим похожим на ссуду отношением - прекарием.

   Прекарий (прекариум) - это безвозмездное предоставление имущества в пользование одним лицом другому лицу без указания срока пользования.

Прекарий имел некоторые общие черты со ссудой: прекарий, и ссуда являлись средством для предоставления имущества в пользование одним лицом другому лицу; пользование имуществом и при прекарии, и при ссуде являлось безвозмездным.

   Отличие прекария от ссуды заключалось в том, что при ссуде срок, хотя и не являлся существенным условием договора, но тем не менее мог быть всегда определен, а прекарии никогда не включал точного срока или порядка его определения, то есть имущество предоставлялось в пользование до востребования.

   Прекарий обычно возникал между богатым римлянином, который предоставлял прекарии, и малоимущим, зависимым лицом.

   Первоначально отношения по прекарию не признавались договорными, что вело к нестабильности прекарных отношений, так как стороны не были связаны какими-либо взаимными обязательствами. Поэтому, например, пользователь отвечал за ущерб, причиненный по его вине имуществу, только в случае если эта вина была в форме умысла. В дальнейшем прекарии стал признаваться особым договором.

   В связи с этим пользователь (прекарист) стал нести ответственность и при неосторожной форме своей вины. В случае не возврата вещи и предъявления иска прекарист нес ответственность на тех же началах, что и любой просрочивший должник, то есть отвечал и за случайную гибель или порчу имущества.

   Особенность правового статуса пользователя (прекариста) заключалась в том, что он признавался не только пользователем, но и одновременно владельцем прекарного имущества, чего не было, например, при ссуде или найме имущества. Это позволяло прекаристу самостоятельно защищать свои права и в то же время отвечало интересам самого собственника, так как гарантировало ему своевременную защиту его имущества.

   Договор хранения (поклажи)

   Договор хранения - это реальный контракт, по которому одна сторона (хранитель) принимала на себя обязательство хранить переданную ей другой стороной (поклажедателем) индивидуально-определенную вещь и возвратить ее в целости и сохранности по окончании срока хранения.

   Признаки договора хранения:

• договор хранения - это реальный договор, то есть считался заключенным с момента фактической передачи вещи на хранение;

• предмет договора - индивидуально-определенная вещь. Родовые вещи в виде исключения тоже могли быть предметом хранения, однако,. в данном случае, возникал особый вид договора хранения (иррегулярное хранение).

• вещь передавалась только на хранение, то есть хранитель не становился ни собственником, ни даже владельцем переданного ему имущества. Он лишь являлся держателем вещи и поэтому не мог ею даже пользоваться;

• хранение всегда было безвозмездным;

• риск случайной гибели вещи лежал на поклажедателе.

   Срок не являлся существенным условием договора, и поэтому хранение могло осуществляться в течение неопределенного периода времени (до востребования).

   Хранитель был обязан обеспечить сохранность вещи в течение срока действия договора и своевременно возвратить ее. В связи с тем, что хранитель исполнял свои обязанности безвозмездно, его ответственность носила ограниченный характер - он отвечал только за умысел и грубую неосторожность. Легкая небрежность не влекла ответственности для хранителя.

   Если хранитель без согласия с поклажедателем пользовался вещью либо не возвращал ее в срок, то поклажедатель вправе был предъявить к хранителю прямой иск из хранения. Удовлетворение данного иска влекло для хранителя "infamia" (бесчестье).

   Поклажедатель был обязан обеспечить, чтобы его вещь не причинила ущерба хранителю, а также предупредить хранителя об особых ее свойствах. В противном случае хранитель имел право предъявить обратный иск из хранения.

   Особые правила были установлены для трех видов хранения:

• вынужденного хранения;

• иррегулярного хранения;

• секвестра.

   Вынужденное хранение возникало в тех случаях, когда поклажедатель был вынужден немедленно отдать свою вещь на сохранение третьему лицу. Это было вызвано чаще всего каким-либо стихийным бедствием (пожар, наводнение и т. д.). Так как в данном случае поклажедатель был лишен возможности выбрать подходящего хранителя и проверить его добросовестность, то хранитель нес повышенную ответственность. Во-первых, он отвечал за всякую свою вину, в том числе и за легкую небрежность.

Во-вторых, в случае гибели или повреждения вещи хранитель был обязан компенсировать поклажедателю не одинарную, а двойную стоимость вещи

   Иррегулярное (необычное) хранение - это передача на хранение вещей, определенных родовыми признаками. При иррегулярном хранении сданные поклажедателем вещи смешивались с однородными вещами хранителя, поэтому на хранителя возлагалась обязанность возвратить не те же самые вещи, которые он фактически получил, а лишь такое же количество и такого же рода вещи. Риск случайной гибели вещи в данном договоре возлагался на хранителя. В отличие от договора займа целью иррегулярного хранения было удовлетворить хозяйственную потребность поклажедателя.

   Секвестр - это особый вид хранения, в соответствии с которым несколько лиц отдавали на хранение вещь третьему лицу с тем условием, что она будет возвращена тому или другому лицу в зависимости от того, как сложатся в дальнейшем обстоятельства.

Секвестр чаще всего применялся в случае возникновения спора о праве на вещь. В таком случае вещь по договоренности сторон изымалась из владения спорящих и передавалась на хранение какому-либо незаинтересованному лицу, у которого она и оставалась до разрешения спора. Хранителю могло быть предоставлено право, не только хранить спорное имущество, но и управлять им.

   За хранителем признавалось не только держание, но и юридическое владение вещью. Такая особенность объясняется тем, что если бы хранитель рассматривался только как держатель вещи, то было бы неясно, от чьего имени он хранит вещь (ведь о вещи шел спор), а это бы не позволяло хранителю защитить фактическое обладание вещью от необоснованных посягательств на нее. Секвестр мог быть установлен не только по соглашению сторон, но и по решению суда.

   Договор заклада

Если залог сопровождался передачей вещи (договор заклада), то между сторонами помимо собственно залоговых отношений также устанавливались и отношения договорного характера. Такие отношения имели характер реального контракта.

Древнейшей формой договора заклада была фидуция, при которой заложенное имущество переходило в собственность кредитора, и при этом на кредиторе лежала лишь моральная обязанность вернуть вещь в случае исполнения должником своего обязательства.

При залоге в форме пигнуса вещь переходила не в собственность, а лишь во владение залогодержателю, и должник вправе был ее истребовать назад.

 

6.   Безыменные контракты - это контракты, которые возникли позднее других типов договоров и поэтому не входили ни в одну из известных тогда групп или видов договоров. В связи с этим данная группа новых договоров не имела такого обозначения, как основные типы контрактов: вербальные, литтеральныс, реальные и консенсуальные, и поэтому в средние века таким договорам было дано название безыменные, хотя некоторые из них все-таки имели свое наименование (например, договор мены).

   Разнообразные случаи безыменных контрактов в Дигестах Юстиниана были сведены к четырем основным типам:

• я передаю тебе право собственности на вещь, с тем, чтобы и ты передал мне право собственности на другую вещь;

• я передаю тебе право собственности на вещь, с тем, чтобы ты совершил для меня определенное действие;

• я совершаю для тебя определенное действие, с тем, чтобы ты мне передал право собственности на вещь;

• я совершаю для тебя действие, с тем, чтобы и ты совершил для меня определенное действие.

   Особенность безыменных контрактов заключалась в том, что за стороной, исполнившей свое обязательство и не получившей исполнение от другой, было сохранено право взамен предъявления иска о понуждении должника исполнить договор, предъявить иск о возврате исполненного, то есть возможно было отказаться от договора, даже если он был уже одной из сторон исполнен.

Основными видами безыменных контрактов были:

договор мены;

оценочный договор.

   Договор мены - это безыменный контракт, по которому происходил обмен одной вещи на другую. Предметом договора не могли быть деньги, так как в этом случае мена превращалась бы в куплю-продажу. Договор мены был реальным контрактом и считался заключенным с момента передачи хотя бы одного из обмениваемых предметов. Обмен мог быть неэквивалентным.

Если первая сторона передала вещь, которая ей в действительности не принадлежала и в дальнейшем была кем-либо отсужена у второй стороны, договор признавался незаключенным.

   Оценочный договор - это такой договор, по которому определенная вещь передавалась одной из сторон другой для продажи по цене не менее установленной оценки. Другая сторона должна была продать данную вещь по цене не менее той, которая была указана передающей стороной, и передать ей все деньги либо возвратить вещь, если продать ее не удавалось.

   Если вещь удавалось продать по большей цене, чем указано в оценке, то продавец мог оставить разницу (излишек) себе. Оценочный договор применялся, в основном, в отношениях крупного торговца с мелким и отдаленно напоминал договор комиссии.

 

7.   Пакт - это неформальное соглашение, которое в отличие от контракта, как правило, не пользовалось исковой защитой.

   С течением времени некоторые категории пактов все же получили в виде исключения исковую защиту.

В результате возникли две категории пактов:

• голые пакты", то есть те, которые так и не получили исковую защиту;

• одетые" пакты, то есть снабженные исковой защитой. "Одетые" пакты делились на три вида:

• присоединенные (дополнительные) пакты;

• преторские пакты;

• законные пакты.

   Дополнительные пакты - это соглашения, с помощью которых вносились изменения в уже заключенный ранее договор.

Пакт мог был быть оформлен как непосредственно при заключении договора, в виде дополнительного соглашения, так и спустя некоторое время после заключения договора.

Однако пакт, присоединенный к договору спустя некоторое время после его заключения, имел юридическую силу только в том случае, если он облегчал положение должника (например, стороны договаривались об отсрочке возврата займа).

   Преторские пакты - это пакты, получившие исковую защиту в преторских эдиктах. Различались три вида преторских пактов:

• подтверждение долга;

• соглашение об установлении денежного долга;

• принятие обязательства.

   Подтверждение долга - это неформальное соглашение, по которому одно лицо обязывалось уплатить другому лицу уже существующий долг, то есть тем самым подтверждало наличие долга. Значение данного пакта заключалось в том, что он порождал иск, если дело касалось долга, не защищаемого иском. Кроме того, данным пактом лицо могло обязаться уплатить долг за третье лицо. Заключая данный пакт, можно было и изменить условия договора.

   Соглашение об установлении денежного долга применялось в том случае, когда ответчик признавал предъявленный к нему иск, но просил об отсрочке и кредитор на это соглашался.

Если должник в будущем уклонялся от платежа, то долг взыскивался с увеличением от 1/3 до 1/2 по усмотрению претора.

   Принятие обязательства выражалось в трех формах:

• принятие на хранение имущества постояльцев хозяевами судов, гостиниц, трактиров и конюшен. Так как лица, проезжавшие по морю или по дорогам, были часто вынуждены пользоваться услугами указанных хозяев, последние несли повышенную ответственность: они отвечали за кражу или ущерб вещи, сданной им на хранение, даже если это произошло по воле случая. Непреодолимая сила (например, стихийное бедствие) освобождала хранителя от ответственности;

• принятие платежа. В данном случае банкир обязывался оплатить долг своего клиента, то есть фактически чужой долг. Если у клиента не оказывалось средств для оплаты долга, то он предлагал своему кредитору получить долг с банкира. Если банкир отказывался платить, то клиент был вправе предъявить к нему иск;

• соглашение о третейском суде. Стороны могли передать возникший между ними спор на разрешение третейского судьи (арбитра). С судьей заключался пакт, по которому арбитр обязывался рассмотреть спор и вынести решение. Если арбитр уклонялся от рассмотрения спора, то он подвергался штрафу. Исполнение решения арбитра осуществлялось претором.

   Законные пакты – это пакты, получившие исковую защиту в императорском законодательстве. Основным законным пактом было неформальное соглашение о дарении.

   Дарение - это договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно предоставляла другой стороне (одаряемому) какое-либо имущество (вещь, право требования и т. д.).

Частным случаем дарения было дарственное обещание. Первоначально такое обещание имело юридическую силу, только если оно было совершено в форме стипуляции. В дальнейшем обещание необходимо было заявить в суде и занести в специальный реестр. При Юстиниане дарственное обещание стало признаваться действительным, даже если оно было совершено без всяких формальностей.

   Допускалась односторонняя отмена дарения. В частности, это было возможно, если одаряемый проявил явную неблагодарность к дарителю (например, нанес тяжкую обиду дарителю). Даритель нес ответственность за недостатки вещи, которые причинили ущерб одаряемому, только при умысле или грубой неосторожности.

 

 

 

 

 

 

ТЕМА 12. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА КАК БЫ ИЗ ДОГОВОРА

1.Понятие, виды обязательств как бы из договора.

2.Ведение чужих дел без поручения.

3.Обязательства из неосновательного обогащения.

 

1.    Обязательства как бы из договора - это обязательства, которые возника­ли при отсутствии между сторонами договора, однако по своему содержанию подобные обязательства были очень сходны с обязательствами, вытекающими из договора.

Основанием возникновения таких обязательств чаще всего были односторонние сделки либо другие юридические факты, не относящиеся ни к договору, ни к деликту.

К как бы договорным обязательствам применялись положения того договора, который в наибольшей степени соответствовал характеру возникшего обязательства.

Основными видами как бы договорных обязательств являлись:

ведение чужих дел без поручения;

неосновательное обогащение.

2.    Ведение чужих дел без поручения - это обязательство, возникавшее в случае, если одно лицо (гестор) вело дела или действовало в интересах другого лица, не имея на то специального поручения данного лица.

Необходимые условия для возникновения данного обязательства:

• ведение чужих дел или совершение действий в чужих интересах. Действие в чужих интересах могло выражаться как в совершении юридических, так и фактических действий (например, спасение от пожара чужого имущества);

• на лице, которое действует в чужом интересе (гесторе), нет никакой обязанности совершать данные действия. Обязанность действовать в чужом интересе могла вытекать из договора или закона (например, договор поручения, опекунство и т. д.);

• действия в чужих интересах совершались за счет другого лица. Это означало, что гестор имеет намерение отнести расходы, возникшие у него в связи с ведением чужих дел, на то лицо, в интересах которого он действовал;

• ведение чужих дел осуществлялось безвозмездно, то есть гестор не получал вознаграждения за свои действия.

   Лицо, бравшееся за ведение чужого дела (гестор), должно было относиться очень внимательно к нему, и поэтому гестор отвечал за всякую свою вину, в том числе и за легкую небрежность.

   После выполнения всех необходимых действий гестор должен был отчитаться перед лицом, в пользу которого он действовал. Данное лицо было обязано возместить гестору понесенные им расходы. Однако если действия гестора нельзя было признать целесообразными (необходи­мыми), то хозяин дела мог отказать в компенсации расходов. Более того; если действия гестора нельзя было признать целесообразными и вследствие этого лицо отказалось их одобрить, гестор терял право не только на получение компенсации, но и был обязан восстановить то положение, которое существовало до совершения им своих действий.

   Лицо не могло безосновательно отказать в одобрении действий гестора, если по существу они были целесообразными.

   Если лицо одобрило действия гестора, то в дальнейшем отношения между ними регулировались по тем же правилам, что и при договоре поручения.

   По прямому иску заинтересованного лица гестор был обязан компенсировать убытки, вызванные неправильным ведением дел. По обратному иску гестор мог взыскать с заинтересованного лица произведенные им расходы.

3   .Обязательство вследствие неосновательного обогащения возникало в том случае, когда какое-либо лицо (приобретатель) без установленных законом или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица (потерпевший).

Основные случаи неосновательного обогащения по римскому праву:

• платеж несуществующего долга;

• иск о возврате предоставления, основание (цель) которого не осуществилось;

• иск о возврате полученного в результате кражи.

Для возврата ошибочно произведенного платежа (платеж несуществующего долга) давался иск о возврате уплаченного.

   Необходимые условия для истребования платежа обратно:

а) сам факт платежа, направленный на погашение определенного долга;

б) отсутствие долга, на погашение которого был направлен платеж;

в) платеж произведен ошибочно вследствие добросовестного заблуждения плательщика.

Уплаченное раньше срока не считалось ошибочно уплаченным и возврату не подлежало.

Если долг, хотя и существовал, но кредитором являлся не тот, кому был совершен платеж, или должником - не тот, кто платит, платеж признавался совершенным по несуществующему долгу.

В случае если, например, одно лицо передавало другому лицу имущество под условием, что и это лицо должно было что-то передать или исполнить, однако получивший не исполнил обещанного, то есть основание передачи не осуществилось, то передавший имел право требовать возврата переданного как неосновательное обогащение другого лица - иск о возврате предоставления, основание (цель) которого не осуществилось.

   Собственник вместо предъявления виндикационного иска мог предъявить к вору иск из неосновательного обогащения - иск о возврате полученного в результате кражи. Данный иск принадлежал только собственнику похищенного имущества и этим отличался от деликтного иска из кражи, который мог быть предъявлен не только собственником, но и иным заинтересованным лицом, например, хранителем вещи.

   Ответчиком по иску являлся только вор. Соучастники кражи отвечали по деликтному иску.

Вор отвечал и за случайную гибель имущества. Если похищенная вещь погибала, то собственник вправе был требовать денежного возмещения ее стоимости. Размер денежного возмещения соответствовал наивысшей цене, какую имела вещь между похищением и присуждением.

   Иск из неосновательного обогащения применялся и в том случае, когда возникшее обязательство не подпадало прямо под понятие ошибочно полученного. Например, передача одним гражданином другому чего – либо по основаниям, запрещенным нормами морали (заем у малолетнего). В этом случае виновное лицо обязано было полностью возместить причиненный вред, а не только возвратить незаконно полученное.

 

 

ТЕМА 13. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ДЕЛИКТОВ И КАК БЫ ИЗ ДЕЛИКТОВ.

1.Понятие частного правонарушения. Обязательства из деликтов.

2.Обязательства как бы из деликтов.

 

1.   Деликт" в переводе с латыни означает правонарушение. В связи с этим деликтные обязательства возникали не из договора, а из правонарушения. Различались частные и публичные деликты. Публичные деликты посягали на государственные интересы, а частные - на права и интересы отдельной личности.

   В настоящем курсе рассматриваются только частные деликты.

Система деликтных обязательств характеризовалась тем, что существовал исчерпывающий (закрытый) перечень случаев, из которых они возникали, и в то же время не было установлено общего правила о том, что любое действие, нарушающее чьи-либо права, порождало обяза­тельство возместить причиненный им вред. Это, в частности, привело к возникновению так называемых как бы деликтных обязательств .

Для признания действия частным деликтом необходимо было наличие трех элементов:

• причинение объективного вреда;

• вина лица, причинившего вред;

• признание совершенного действия правонарушением со стороны закона, то есть наличие формального признака.

Основные отличия деликтного обязательства от договорного:

• основание возникновения - не договор, а правонарушение;

• не допускалось правопреемство в отношении должника;

• штрафная ответственность возлагалась не солидарно на каждого из должников, а кумулятивно, то есть суммировалась по числу ответчиков и могла быть взыскана с каждого в полном объеме;

• недееспособные несли ответственность за деликты.

   В то же время существовала "ноксальная ответственность", которая не была известна договорному праву. Смысл ноксальной ответственности заключался в том, что в случае совершения деликта подвластным ребенком или рабом давался "ноксальный иск" непосредственно против домовладыки виновного лица или против хозяина раба. Домовладыка должен был либо возместить причиненный подвластным вред или выдать его для отработки долга.

   Различались три основных вида частных деликтов:

• личная обида (iniuria);

• корыстное посягательство на чужую вещь (furtum);

• уничтожение или повреждение чужого имущества (damnum iniuria datum).

Обида по римскому классическому праву - это любое умышленное и противоправное нанесение одним лицом личной обиды другому лицу.

Личная обида понималась очень широко и фактически включала все правонарушения, направленные против личности. Обида могла быть нанесена как физическим действием (например, телесное повреждение), так и словом (например, оскорбление). Обида причиняла только физический или моральный вред, но не имущественный. Ответственность за личную обиду была первоначально установлена в виде строго фиксированных сумм штрафа, которые судья не имел права изменить. Со временем конкретный размер штрафа стал определять сам судья.

   "Furtum" в переводе означает кражу. Однако в римском праве понятие кражи рассматривалось гораздо шире, чем в настоящее время.

   Кража рассматривалась как любое умышленное действие, направленное на присвоение чужого имущества. Поэтому к краже относили как собственно кражу, так и различные формы хищения (например, присвоение, растрату), а также противоправное владение или пользование чужим имуществом (например, хранитель пользуется имуществом поклажедателя).

   В древнее время вор, которого застигли на месте преступления или у которого вещь была найдена в результате обыска, карался бичеванием и отдавался во власть потерпевшего. В случае ночной или вооруженной кражи вора можно было даже убить на месте. Позднее саморасправа была запрещена. Вместо этого потерпевший имел право предъявить виндикационный иск или иск о возврате похищенного. Последний иск был выгодней потерпевшему, так как в этом случае ему не нужно было доказывать свое право собственности на вещь. Кроме того, потерпевший мог также требовать уплаты ему штрафа в размере двойной стоимости вещи. Если вор был застигнут с поличным, то размер штрафа увеличивался вдвое. В таком же размере отвечали и соучастники кражи (кумулятивная ответственность).

Ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества

была установлена законом Аквилия (III век до н. э.).

В первой главе данного закона устанавливалось, что тот, кто убьет чужого раба или животное, обязан будет уплатить за него максимальную цену, которая существовала на этого раба или животное на протяжении предшествовавшего года.

В третьей главе закона говорилось, что если будет ранен раб или животное либо если будет уничтожена или повреждена иная чужая вещь, то виновный обязан будет уплатить максимальную цену поврежденной или уничтоженной вещи, которая была на протяжении последнего месяца.

Ответственность наступала не только в случае физического причинения вреда имуществу, но и в иных случаях (например, оставление чужого раба без пищи).

   Виновный отвечал за всякую свою вину, в том числе и за самую легкую небрежность.

Если было несколько виновных, то они несли солидарную ответственность. Нормы закона применялись не только при защите собственника имущества, но и в случае причинения имущественного вреда владельцу, узуфруктарию, и даже иногда при защите лиц, имевших обязательственное право требовать передачи им вещи.

Преторскими эдиктами была предусмотрена особая ответственность за:

вымогательство;

мошенничество;

обман кредиторов.

Если лицо вымогало у другого лица какое-либо имущество, то оно, согласно эдикту претора Октавия, подлежало ответственности в виде возвращения полученного в результате вымогательства имущества и уплаты штрафа в 4-кратном размере стоимости данного имущества.

Ответственность не наступала лишь в том случае, если вымогатель добровольно и еще до суда вернул незаконно полученное им имущество.

При мошенничестве возмещались только убытки без каких-либо дополнительных санкций. Однако удовлетворение иска влекло для мошенника "infamia" (бесчестье).

Обман кредиторов состоял в том, что должник, стремясь сохранить хоть часть своего имущества от взыскания кредиторов, совершал дарственные акты и тем самым уменьшал размер принадлежащего ему имущества.

Чтобы ограничить такую возможность, кредиторам дано было право оспаривать подобные дарственные сделки должника. Иск предъявлялся одновременно как к самому должнику, так и к его контрагентам (одаряемым).

2.   Обязательства как бы из деликта

В ряде случаев в результате противоправного поведения лица возникало обязательство, которое не подпадало ни под один из предусмотренных нормой права деликтов.

Подобные обязательства принято называть как бы деликтиые. В римском праве такого названия не было, оно впервые появилось лишь в Дигестах Юстиниана (V век н. э.).

Некоторые виды обязательств как бы из деликта:

• ответственность за вылитое либо выброшенное на улицу или площадь;

• ответственность за поставленное или подвешенное на здании или в квартире;

• ответственность судьи за ненадлежащее ведение судопроизводства;

• ответственность хозяев судов и постоялых дворов за имущественный вред, умышленно причиненный их слугами (кража, уничтожение чужого имущества и т. д.).

Ответственность за вылитое либо выброшенное на улицу или площадь наступала независимо от личной вины хозяина дома или квартиры, откуда было что-то вылито или выброшено. Любой, кто понес какой-либо ущерб от этого, мог предъявить хозяину дома или квартиры иск о вылитом или выброшенном. За повреждение имущества с виновного взыскивалась двойная сто­имость поврежденного имущества.

За ранение свободного человека взыскивался штраф, размер которого определялся судом.

За причинение смерти свободному человеку взыскивался штраф в размере 50000 сестерциев.

Подвешенная на здании вещь могла угрожать здоровью любого человека, поэтому иск мог быть предъявлен любым лицом и независимо от факта причинения или непричинения вреда ("популярный иск").

Ответственность за поставленное или подвешенное на здании или в квартире выражалась в виде уплаты штрафа в размере 10000 сестерциев.

Типичный пример ответственности судьи за ненадлежащее ведение судопроизводства - вынесение неправильного решения по делу.

Судья обязан был возместить причиненный ущерб в полном объеме.

При ответственности хозяев судов и постоялых дворов за имущественный вред, умышленно причиненный их слугами, хозяин был обязан возместить двойную сумму причиненного ущерба.

 

 

 

 

ТЕМА 14 . ПРАВО НАСЛЕДОВАНИЯ

1.Основные понятия наследственного права.

2.Наследование по закону.

3.Наследование по завещанию.

4.Принятие наследства и его последствия. Отказ от наследства.

5.Легаты и фидеикомиссы.

1.   Нормы наследственного права принадлежат к способам приобретения имущества, поскольку регламентируют переход имущества к другим лицам в связи со смертью собственника.

Наследование - это переход имущества умершего лица к одному или нескольким другим лицам (наследникам). Не подразумевалось под понятием наследования преемство в сфере публичных прав и публично – правового статуса (участие в народных собраниях, занятие должностей и т. д.) Не в полной мере наследование означало восприятие прав и обязанностей наследодателя в личной сфере: так наследник не обязывался к восприятию прав наследодателя - как отца, мужа, сына и т. д. Но вместе с наследством переходили обязанности по опеке и попечительству.

   В результате наследования происходит универсальное (полное) правопреемство. То есть наследник, вступая в наследство, приобретает единым актом все имущество наследодателя (или, при наличии нескольких наследников, определенную долю имущества) как единое целое. К наследнику переходят сразу и права и обязанности, входящие в состав наследства (наследник может приобрести в составе наследства такие права и обязанности, о существовании которых он и не знал).

   В то же время римское право знало и сингулярное правопреемство, то есть предоставление наследнику не всех, а лишь отдельных прав наследодателя (отказы и легаты).

   Римское право предусматривало два вида наследования: либо по закону, либо по завещанию. Древнейший период характерен преобладанием наследования по закону, так как время для придания законной силы завещаниям наступало два раза в год, когда завещания утверждались народным собранием. Следовательно, завещания были не частым явлением.

   В Законах Двенадцати таблиц содержалась норма: «Если кто – то, не имея агнатов умрет, не оставив завещания, пусть его хозяйство возьмет ближайший агнат». Этой нормой призывались к наследованию в случае смерти без завещания и при отсутствии законных наследников родственники по степеням родства. Данное положение явилось источником произошедшего впоследствии преобразования, закрепленного в постулате: «При отсутствии завещания – наследуется по закону», в результате чего завещание получило преимущественное практическое значение.

   Римское право не допускало возможности наследования после одного и того же лица по разным основаниям. Это означало невозможность, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства - к наследникам по закону.

   Римское право различало понятия открытия наследства и вступления в наследство.

Открытие наследства происходит в момент смерти наследодателя (вообще наследовать можно только после умершего физического лица). С этого момента у наследников возникает право на получение наследства. Но в момент открытия наследства наследственное имущество еще не переходит к наследникам. Переход права происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство.

 

2.   Наследование по закону означало, что наследование происходит в порядке, определенном законом. Таким законом были Законы Двенадцати таблиц, а затем - Уложение Юстиниана.

Общим признаком, определяющим право на наследство на всех этапах, было родство наследника с наследодателем. Однако имел значение вид родства. Первоначально преимущество при наследовании по закону имели агнаты.

   В связи с этим цивильное право различало три группы (очереди) наследников: "свои" наследники, агнаты и когнаты.

   "Свои" наследники составляли первую очередь и включали детей наследодателя, а также внуков от ранее умерших детей. Эти наследники именовались также и "необходимыми" наследниками, поскольку получали (вступали) наследство независимо от своей воли. Свои наследники, в результате смерти патерфамилиас, становились юридически самостоятельными, напримеп, сын приобретал положение патерфамилиас. Внуки, освободившиеся от бремени подвластности, наследовали лишь в том случае, если ко времени вступления в наследство умер или был эманципирован их отец, который в противном случае был бы призван к наследованию. В таких ситуациях внуки наследодателя как бы представляли своего умершего или эманципированного отца и наследовали не на общих основаниях, а по праву представления. Наследование по праву представления - это право внуков получить ту долю наследства, которая бы досталась их родителям, если бы те пережили наследодателя.

   Если после умершего не оставалось "своих" наследников, то к наследованию призывались агнаты (например, брат умершего). Когда имелось несколько агнатов, наследовал тот, кто имел ближайшую родственную связь с наследодателем (ближайший агнат).

   К третьей очереди относились когнаты, которыми считались все кровные родственники умершего. Степень родства значения не имела.

   Значение деления на группы заключалось в том, что наследник следующей очереди мог быть призван к наследованию лишь при отсутствии всех наследников предыдущих очередей. Данное положение вытекает из Двенадцати таблиц: «Если умер тот, у кого нет своего наследника, имущество получает ближайший агнат, если нет агната – кровные рдственники».

   В дальнейшем на смену патриархальной семье и общей семейной собственности пришла индивидуальная частная собственность, защищаемая преторским правом. Старая цивильная система наследования, основанная на агнатском родстве, была заменена преторской системой наследования.

Преторское право установило не три, а четыре группы (очереди) наследников:

• первая очередь включала детей наследодателя, в том числе как эманципированных, так и кем – то усыновленных, если они, ко времени открытия наследства, стали независимы;

• вторую очередь составляли все агнаты;

• третья очередь включала когнатов до шестой степени включительно;

• в четвертую очередь входил супруг (супруга) умершего, состоявшего в браке без мужней власти. В браке с мужней властью наследование осуществлялось на принципах подвластности. В эпоху принципата мать получила предпочтительное перед агнатами право наследования после своих детей, и наоборот.

Уложение Юстиниана различало пять очередей законных наследников:

первая очередь - все нисходящие наследники умершего, при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя;

вторая очередь - восходящие родственники умершего, а также родные братья, сестры и их дети;

четвертая очередь - все остальные боковые родственники умершего независимо от степени родства;

пятая очередь - супруг (супруга) умершего.

третья очередь - неполнородные братья и сестры умершего;

   Если не было ни одного из наследников по закону (и по завещанию) либо все они отказались от наследства, наследство становилось выморочным. Сначала такое имущество признавалось бесхозяйным и поэтому становилось собственностью любого, кто его захочет захватить. Начиная с эпохи принципата выморочное имущество стало передаваться государству. Исключение было сделано для имущества лиц, которые принадлежали к какой-либо организации (церковь, совет, монастырь т. д.), в этом случае имущество отходило этим организациям.

   Наследуемое имущество по общему правилу делилось поровну между всеми законными наследниками, относящимися к одной очереди. Например, если призывались к наследованию три наследника, то каждый из них приобретал право на 1/3 наследственного имущества (поголовное равенство)

наследственные права на общих основаниях (например, сыновья), а другие - в силу права.

   При поколенном равенстве (наследовании), то есть когда одни наследники приобретали представления (например, внуки), принцип равного распределения наследства изменялся. Если после смерти отца осталось, например, три сына и четыре внука, то каждый сын получал по 1/4 наследства, а внуки - ту же долю, но не на каждого, а на всех, так как они являлись представителями своего отца

   Наследование по праву представления - это право внуков получить ту долю наследства, которая бы досталась их родителям, если бы те пережили наследодателя. Такое наследование необходимо отличать от наследственной трансмиссии.

   Наследственная трансмиссия - это ситуация, при которой наследник пережил наследодателя, то есть наследство открылось, но не успевал его принять, так как умер сам. В таком случае наследовали его наследники, поэтому дети в данном случае считались не наследниками деда (наследодатель), а наследниками своего отца, так как тот умер уже после открытия наследства.

   Римское право сперва не допускало наследственной трансмиссии, так как право наследника рассматривалось как сугубо личное и оттого непередаваемое. В дальнейшем трансмиссия была разрешена, но ограничена одним годом со дня извещения первоначального наследника об открытии ему наследства.

3.   Завещание по римскому праву - это не просто всякое распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, а лишь такое, которое содержало назначение наследника. Назначение наследника должно было быть в самом начале завещания, и без него завещание не имело юридической силы.

      Завещание - это односторонняя сделка, выражающая волю лишь одного лица - завещателя. На практике это позволяло завещателю в любой момент и без каких-либо ограничений отменить или изменить составленное им ранее завещание.

   Условия действительности завещания:

• для составления завещания требовалась специальная активная правоспособность, которой не обладали, например, недееспособные (психически больные, несовершеннолетние), осужденные за порочащие преступления, расточители, находящиеся под властью патерфамилиас и др. Специальная дееспособность требовалась на момент составления завещания;

• специальная пассивная правоспособность, то есть способность быть назначенным наследником, должна была быть и у лиц, назначаемых в качестве наследников. Такой правоспособности не имели и, следовательно, не могли быть назначены в качестве наследников дети государственных преступников, рабы, перегрины и др. Цивильное право допускало назначение наследниками зачатых, но еще не родившихся детей завещателя;

• необходимо было соблюсти установленную форму завещания.

   В древнейшее время завещание могло быть составлено в двух формах:

объявлено перед народным собранием и им утверждено либо объявлено воином перед строем в походе или перед сражением.

   В дальнейшем устное завещание было заменено обязательной письменной формой с приложением печатей завещателя и свидетелей (начиная с эпохи принципата их должно было быть не менее семи).

   Начиная с V века н. э. завещание должно было быть обязательно подписано завещателем и всеми свидетелями. До этого завещание удостоверялось не подписью, а печатью завещателя и свидетелей.

   Завещание могло быть составлено и при участии государственного органа путем занесения распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистрата;   

Наследник мог быть назначен под отлагательным условием, что означало открытие наследства не в момент смерти наследодателя, а после наступления определенного условия.

Отменительное условие не допускалось и считалось ненаписанным. Завещатель мог в завещании сделать подназначение наследника. Подназначение наследника делалось для того, чтобы в случае смерти основного наследника либо его отказа от принятия наследства оно перешло ко второму указанному в завещании лицу ("запасной" наследник).

   В завещании можно было не только назначить наследника, но и возложить на него какие-либо обязанности. Например, пользоваться частью наследства по определенному назначению.    Завещание не должно было нарушать права на обязательную долю.

Обязательная доля - это часть наследственного имущества, которая переходила к определенным наследникам независимо от воли наследодателя и содержания завещания.

В древнейшее время завещатель пользовался неограниченной свободой завещать свое имущество, то есть обязательной доли установлено не было. Это часто приводило к тому, что все наследство доставалось совершенно случайным людям, .а ближайшие родственники оказывались обделенными. Для обуздания произвола римское право стало ограничивать свободу завещательного распоряжения. Сперва практика судов признала право на обязательную долю за "своими" наследниками завещателя, то есть за его детьми. Претор распространил данное правило и на эманципированных детей.

   В классический период право на обязательную долю получили также все нисходящие и восходящие родственники завещателя.

   Размер обязательной доли составлял 1/4 того, что получило бы данное лицо при отсутствии завещания (то есть по закону). Право Юстиниана увеличило размер обязательной доли с 1/4 до 1/2.

   Наследники могли быть лишены обязательной доли только в том случае, если у завещателя была на то уважительная причина. В классический период уважительность причины устанавливалась судом. Право Юстиниана дало исчерпывающий перечень оснований для лишения права на обязательную долю (например, создание опасности жизни завещателя).

   Если завещатель безосновательно лишил наследников права на обяза­тельную долю, то сперва такое завещание могло быть признано недействительным полностью. В классический период завещание могло быть признано недействительным уже не полностью, а только в той части, в какой это было необходимо для удовлетворения требований жалобщика о получении им обязательной доли.

4.   Открытие наследства происходило в момент смерти наследодателя.

За время между открытием наследства и его принятием наследниками наследственное имущество не принадлежало никому и именовалось "лежачее " наследство. В классическом праве "лежачее" наследство считалось числящимся за умершим, что позволяло исключить какие-либо посягательства на него.

   После открытия наследства имущество не переходило автоматически в собственность наследников. Для этого они должны были принять наследство.

   Принятие наследства - это одностороннее действие наследника, означающее его желание вступить в наследство. Дети умершего становились его наследниками автоматически, и им не надо было совершать каких-либо действий по принятию наследства.

Существовали два способа принятия наследства:

• прямое волеизъявление наследника;

• фактическое поведение лица, свидетельствующее о принятии им наследства. Например, наследник начинает платить по долгам наследодателя.

   Срок для принятия наследства установлен не был. Однако длительная неопределенность в этом вопросе могла причинить ущерб кредиторам умершего, поэтому они могли требовать от наследника ответа - прини­мает ли он наследство или нет. После некоторого периода времени наследник должен был дать ответ. Если ответа не последовало, то это рассматривалось как отказ лица от наследства. Позднее, по кодексу Юстиниана, такое молчание означало согласие лица принять наследство.

   Принимая наследство, лицо приобретало не только права, но и становилось правопреемником по всем долгам умершего. При этом такое правопреемство носило неограниченный характер и не зависело от размера наследства, которое получило лицо, то есть наследник отвечал по долгам не в пределах полученного им наследственного имущества, а всем принадлежащим ему имуществом. Избежать такой неограниченной ответственности можно было, лишь отказавшись от наследства.

   В эпоху империи было установлено, что лица, не достигшие 25 лет, всегда отвечают только в пределах полученного ими наследства.

   В праве Юстиниана было установлено, что если наследник с участием нотариуса, оценщика и кредиторов в течение трех месяцев со дня открытия наследства произведет опись и оценку наследственного имущества, то его ответственность ограничивается размером полученного наследства

Отказ от наследства имел место, если лицо прямо заявило об этом либо не приняло наследство в установленные сроки и надлежащим способом.

Отказ от наследства приводил к нескольким последствиям:

• наследство переходило к подназначенному наследнику;

• наследство могло перейти к наследникам той же очереди, а при их отсутствии - к другой;

• наследство могло перейти к наследникам по закону;

   При отсутствии иных наследников имущество становилось выморочным.

Наследственное имущество полностью сливалось с личным имуществом наследника.

Это могло ущемить интересы кредиторов умершего, так как у наследника могли быть свои собственные кредиторы, и если задолженность наследника была большой, то кредиторы наследодателя могли не получить удовлетворения из-за конкуренции с кредиторами самого наследника. Для защиты интересов кредиторов умершего преторским эдиктом было введено право кредиторов требовать отделения наследственной массы от личного имущества наследника. В результате становилось возможным, чтобы наследственное имущество в первую очередь шло на удовлетворение требований кредиторов умершего.

   Кредиторы наследника подобного выдела требовать не могли.

Необходимость в судебной защите наследника могла возникнуть в случаях, если кто-то:

• не признавал тех прав, которые входили в наследство (например, оспаривал право собственности умершего на какое-либо имущество);

• своими действиями нарушал права лица как наследника (например, оспаривал действительность завещания).

В первом случае наследник имел те же иски, что и наследодатель.

   Наследник мог, например, предъявить виндикационный иск, если кто-то удерживал вещь из состава наследства.

Если лицо не признавалось имеющим право на наследование, то оно могло предъявить иск об истребовании наследства. Данный иск по своему характеру и последствиям был аналогичен виндикационному.

Преторский наследник получал для своей защиты преторский интердикт.

.

5.   Легат, или завещательный отказ - это возложение на наследника по завещанию исполнения какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких лиц (легатариев).

Легат должен был быть прямо указан в завещании.

Легат можно было установить только в завещании и нельзя было возложить на наследников по закону.

Легат приводил к сингулярному правопреемству, то есть преемник получал не вес, а лишь отдельные права наследодателя.

Так как преемник получал лишь отдельные права, а не долю в наследстве, он не становился ответственным по долгам наследодателя.

Существовало несколько видов легатов. Основные:

• "легат по виндикации" устанавливал право собственности легатария на определенную вещь завещателя. Легатарий защищал свои права при помощи виндикационного иска;

• "легат из обязательства" предоставлял легатарию обязательственное право требования от наследника исполнения воли завещателя. Он возникал, если на наследника было возложено обязательство передать что-то легатарию. При данном виде легата легатарий защищал свои права с помощью обязательственного иска к наследнику.

Легат приобретался в два этапа.

Первый возникал после смерти наследодателя.

Его значение заключалось в том, что если легатарий пережил наследодателя, то его право ни получение легата само становилось способным переходить по наследству. Поэтому если легатарий умирал, не успев получить легата, то ею право переходило к его наследникам.

Второй этап - это момент принятия наследства наследниками.

С этого момента легатарий или его наследники получали право требовать осуществления своих прав. При отказе наследников они могли подать соответствующие иски

Фидеикомиссы - это поручение наследодателя наследнику передать какое-либо имущество третьему лицу. Фидеикомиссом часто именовалось и само имущество, которое надлежало передать. Фидеикомисс возникал в том случае, когда легат был составлен с нарушением норм римского права и, следовательно, не имел юридической силы (например, легат возлагался на наследника по закону, что не допускалось). В эпоху республики подобные распоряжения, в отличие от легатов, не пользовались юридической защитой и их исполнение целиком зависело от доброй воли наследника.

   С эпохи принципата фидеикомиссы получили исковую защиту и стали во многом совпадать с легатами. Фидеикомисс имел ряд преимуществ перед легатом: фидеикомисс мог быть возложен не только на наследника по завещанию, но и на наследника по закону;

• фидеикомисс мог быть установлен в любой форме и необязательно в самом завещании (например, в виде письма, приложения к завещанию и т. д.);

• фидеикомисс мог быть установлен ранее или позднее самого завещания. Первоначально фидеикомисс, как и легат, приводил к сингулярному правопреемству. Это было невыгодно наследникам, так как именно они оставались ответственными по долгам умершего, несмотря на то что передавали часть наследственного имущества по фидеикомиссу третьему лицу. В связи с этим было установлено, что, если лицо получило в качестве фидеикомисса не отдельное право, а определенную долю на­следства, оно в соответствующей доле становилось ответственным за долги наследодателя. С этого времени фидеикомисс мог приводить и к универсальному правопреемству (универсальный фидеикомисс). В праве Юстиниана сохранились только универсальные фидеикомиссы. Фидеикомиссы, которые приводили к сингулярному правопреемству, были объединены в одну группу с легатами.

Легаты получили в Древнем Риме очень широкое распространение, и нередко завещатели устанавливали столько легатов, что наследникам почти ничего не доставалось из наследственного имущества. В интересах наследников были введены ограничения легатов. Первоначально установили, что нельзя назначать легаты размером свыше 1000 асов каждый и при этом ни один легатарий не должен был получить больше, чем наименее получивший наследник. Данного ограничения оказалось недостаточно, так как наследственное имущество могло быть существенно уменьшено путем назначения боль­шого числа мелких легатов.

В связи с этим законом Фальцидия (I век до н. э.) были введены более жесткие ограничения:

• наследник получил право не выдавать в качестве легатов более трех четвертей полученного им наследства;

• четверть наследства, оставшегося после погашения долгов наследодателя, должна была поступить наследнику (так называемая Фальцидиева четверть).

 

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 37 = 38